• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

Заключительные размышления

ЗАРУБЕЖНЫХ И КАЗАХСТАНСКИХ УЧЕНЫХ

7. Заключительные размышления

Мне представляется, что современный Казахстан, несмотря на многие чисто внешние атрибуты, по своим основным параметрам относится преимущественно к

«традиционному обществу» с авторитарным типом властных структур, а в эконо- мике – аграрно-раннеиндустриальному типу хозяйственных систем и, как ни пара- доксально на первый взгляд, с элементами гуманистических корней; ему присущи черты, в сущности, «ост-азиатских» стран. Элементы же гражданского общества только и только формируются. Необходимость формирования последнего – граж- данского общества в классическом виде – вопрос спорный (сам автор отрица- тельно относится к такой необходимости).

В самом деле, нужно ли вообще ставить такую задачу? Ведь основные «пре- лести» государств с гражданским обществом тоже налицо. Стоит ли повторять их

«исторические ошибки и зигзаги», если не явные перекосы, на понимание которых затрачено несколько веков (вспомните хотя бы «Капитал» К.Маркса, «Закат Евро- пы», «Конец Запада», «Конец истории», доклады Римского клуба, движение анти- глобалистов, «феномен Антропоцена», девиантное представление и поведение от- дельных групп людей в гендерных отношениях, «Covid-19», и т.д. и т.п.)? Не логич- нее ли брать в качестве культурно-цивилизационной основы (ядра) модерниза- ции Казахстана мировоззренческие (философские, в том числе философско-хозяйст- венные), духовно-нравственные, социокультурные ценности «ост-пути» (Востока, в том числе достославного кочевого общества казахов), квинтэссенцией которых яв- ляется принцип гармонии человека и природы, индивида и сообщества, духа и тела, религиозной веры и научного знания, иначе говоря, принцип САМОГАРМО- НИЧНОСТИ всего мироздания?

При этом на естественно-исторический вектор, которым является «остерни- зация» (восточничество), желательно переложить и нанизывать в «снятом виде» все то ценное, что накоплено «вест-сыном» (вестернизацией) на всем протяжении своей

«вольной жизни» (на память приходит феномен Японии, хотя он тоже не эталон).

Тут нас поджидает масса других, более частных вопросов: на что конкретно пере- ложить и нанизывать? что именно переложить и нанизывать? в какой степени пе- реложить и нанизывать? каким образом переложить и нанизывать? Все это, мне думается, из области «частных теорий модернизации». Последние, в свою оче- редь, будут успешно разрабатываться лишь в рамках «Общей теории, типоло- гии и периодизации модернизации», основные контуры которой я попытался дать в первом приближении в своем кратком докладе. Надеюсь, они найдут за- интересованный и профессиональный отклик со стороны участников конфе- ренции.

Завершаю свой доклад крылатым выражением поэта А. Вознесенского:

«Все прогрессы (модернизации и инновации.-У.А.) реакционны, если ру-

шится человек!», которое для меня является «отрезвляющим» девизом в моих

«модернизационно-инновационных» исследованиях.

Литература:

1. Алиев У.Ж. Концепция модернизации в контексте трех типов общества: традиционного, гражданского, гуманистического // Модернизация: мировой опыт и современный Казах- стан. Под ред. У.Ж. Алиева. Алматы: университет «Туран», Часть 1, 1995; его же; Эко- номика современного Казахстана: новая парадигма исследования в контексте модерни- зации // Модернизация: мировой опыт и современный Казахстан. Под ред. У.Ж. Алиева.

Алматы: университет «Туран», Часть 2, 1995; его же: Эволюция больших модернизаций в истории человечества. Пост-модерновый мир и Россия. Москва-Волгоград, 2004; его же; К общей теории и типологии инноваций. Альманах «Философия хозяйства». Москва, Изд.

ИТРК, № 3, 2010; его же: Какая модернизация нужна для России сегодня? (Некоторые теоретические размышления) // Ренессанс философии хозяйства / Под ред. Ю.М. Оси- пова, Е.С. Зотовой. – М.: ТЕИС, 2011; его же: К общей теории и истории модернизации.

Электронный журнал «Теоретическая экономика», Изд. ЯГТУ, Ярославль, №2, 2011;

его же: Что мы знаем о модернизации? (Введение к общей теории, типологии и прак- сиологии модернизации) Международный научный форум. VI Рыскуловские чтения.

Социально-экономическая модернизация Казахстана в условиях глобальной финансо- вой нестабильности. КазЭУ имени Т. Рыскулова, Алматы, 2012; его же: Теория модернизации и теория инновации: соотношение и как методологическая основа разработки общей теории инновационной модернизации // «Қазақстан-2050»:

Индустриалдық-инновациялық даму стратегтясын жҥзеге асырудың ҿңірлік мҥмкіндіктері». Халықаралық ғылыми-практикалық конференция материалдары. 1-том.

– Тҥркістан: Қ.А. Яссауи атындағы ХҚТУ, 2013.

2. Словарь иностранных слов. - М., 1987.

3. См.: Модернизация: зарубежный опыт и Россия. - М., 1994.

4. Постиндустриальный мир: центр, периферия, Россия. Сборник 1. Общие проблемы пост- индустриальной эпохи. - М., 1999; Модернизация: зарубежный опыт и Россия. - М., 1994; Красильщиков В.А. Эволюция теории модернизации // Модернизация: мировой опыт и современный Казахстан. Под ред. У.Ж. Алиева. Алматы: университет «Туран», Часть 1, 1995; Постиндустриальный мир и Россия // Отв. ред. В.Г. Хорос, В.А. Кра- сильщиков. М., 2001; Постмодерновый мир и Россия // Под ред. Ю.М. Осипова, О.В. Иншакова и др. - Москва-Волгоград, 2004; Ренессанс философии хозяйства. Под ред. Ю.М. Осипова , Е.С. Зотовой. М.:ТЕИС, 2011.

УДК 336

СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ МОНЕТАРНОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН В УСЛОВИЯХ

ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ ВЫЗОВОВ Сембиева Ляззат Мыктыбековна

д.э.н., профессор Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева, sembiyeva@mail.ru

Перспективы развития мировой экономики все еще сопряжены с высокой неопределенностью. На фоне появления повторных вспышек вируса COVID-19,

восстановление экономической активности происходит более медленными темпами, что оттягивает процесс перезапуска экономик и восстановления до- кризисних уровней производства. Тем не менее, международные организации считают, что наибольший спад глобальной экономики реализовался во втором квартале 2020 года, и уже в 2021 году темпы роста мировой экономики перейдут в положительную область. В целом, ожидается, что в течение 2020 года мировой ВВП сократится на 3,7-4,5%, а к 2021 году годовой рост превысит 5% [1].

Что касается в основных странах – торговых партнерах Казахстана ситу- ация складывается разнонаправлено. Экономика Китая после выхода из каран- тина продолжает восстанавливаться, при этом экономики стран ЕС и Россия продолжили сокращаться на фоне падения в промышленности, инвестициях, внешней торговле и слабого внутреннего спроса.

Следует отметить, что на сегодня число заболевших COVID-19в мире до- стигло 46,5 млн случаев, и С учетом негативных ожиданий второй волны, вслед за локдаунами в Германии и Франции, было объявлено о введении новых ограничительных мер в Великобритании.

Впервые с января 2020 года мировой промышленный сектор и сфера услуг зафиксировали рост, о чем свидетельствуют последние данные по пока- зателям деловой активности PMI. Темпы падения мировой торговли на фоне роста экспортных заказов замедлились.

Так, на мировом рынке нефти значительно снизилась волатильность цен на нефть. В августе 2020 года стоимость одного барреля нефти марки Brent в среднем составила 44,7 долл. США, что в 2,4 раза выше, чем в апреле 2020 го- да. Стабилизации цен на нефть способствовало улучшение динамики мирового потребления нефти и снижение объемов мирового производства нефти в ре- зультате действий соглашения по снижению добычи нефти странами- участницами ОПЕК+ и более слабой добычей нефти в США и Канаде.

Но на сегодня негативным фактором для нефти является рост предложе- ния на рынке. 31 октября официальные лица Ливии сообщили о росте добычи нефти в стране до 800 тыс. баррелей в сутки и о своих планах по наращиванию добычи до 1,3 млн. баррелей в сутки в начале 2021 года.

Что касается экономики Казахстана, то она также продолжает находиться под негативным воздействием пандемии COVID-19. Введение локдауна и уси- ление карантинных ограничений в июле 2020 года на фоне резкого ухудшения эпидемиологической ситуации в стране оказало негативное влияние на эконо- мическую активность. Дополнительным фактором стало плановое снижение темпов добычи нефти в рамках выполнения договоренностей ОПЕК+. Что по- влияло на сокращение экономики по итогам семи месяцев 2020 года составило 2,9%.

Карантинные меры, принятые Казахстаном, больше всего отразились на снижении в торговле и транспорте. Это отразилось на сокращении объемов розничного товарооборота, в том числе непродовольственных товаров. Объемы строительства также продемонстрировали спад, который был обусловлен су- щественным снижением строительных работ в июле.

Реальные доходы населения сократились на 1,4% в годовом выражении в условиях сокращения экономической активности и временного приостановле- ния предприятий реального сектора во втором квартале 2020 года

Сокращение доходов в большей степени было связано с резким замедле- нием годовых темпов роста реальной заработной платы с 12,1% в первом квар- тале 2020 года до 6,5%. В структуре доходов населения доходы от работы по найму составляют 59% (первый квартал 2020 года).

Позитивная динамика в большей степени поддерживается существенным ускорением заработных плат в отраслях государственного сектора. Так, расхо- ды государственного бюджета во втором квартале выросли на 38,6%, Пенсии в номинальных доходах населения занимают 24% (первый квартал 2020 года), их индексация в текущем году оказала поддержку доходам и сдержала еще боль- шее снижение реальных доходов населения.

Выросли расходы государства на социальную помощь и социальное обеспечение на 13,9% в январе-июне 2020 года. Данные меры позволили под- держать потребительский спрос на продукты питания и товары первой необхо- димости.

Анализ трех фискальных правил, не связанных с государственным дол- гом, можно отметить следующее [2].:

• ненефтяной дефицит бюджета остается на значениях выше 7%, и отсут- ствует тенденция его постепенного снижения в рамках фискального правила. В свою очередь, общий дефицит республиканского бюджета не превышает 3% от ВВП, однако его низкие значения связаны с высокой долей трансфертов в до- ходной части бюджета;

• сумма гарантированного трансферта из НФ РК в республиканский бюджет периодически пересматривается в сторону увеличения, свидетельствуя о низком уровне фискальной дисциплины. Кроме того, пересмотр объема трансфертов в сторону повышения происходит в периоды, когда экономика находится выше своих потенциальных темпов роста, сигнализируя о процик- личном характере фискальной политики в отдельные годы;

• правило неснижаемого остатка средств НФ РК на уровне 30% от ВВП выполняется, однако это в значительной степени связано с ослаблением об- менного курса тенге. При этом в долларовом выражении, не считая 2019 года, наблюдается тенденция сокращения средств.

Начиная со второго квартала 2020 года, учитывая риск значительного снижения экономической активности в стране на фоне ухудшения внешних и внутренних условий, Национальный Банк начал процесс по постепенному смягчению проводимой монетарной политики.

На прогнозном горизонте внешнее инфляционное давление на потреби- тельские цены в Казахстане является ограниченным, что обусловлено нахож- дением инфляции в странах – торговых партнерах Казахстана ниже целевых ориентиров. Рост денежного предложения сохраняется на высоком уровне на фоне реализации антикризисных мер, а также роста розничных кредитов. Де- нежное предложение в экономике растет при снижающемся денежном мульти- пликаторе и скорости обращения денег, а также росте денежной базы, опере- жающем рост денежной массы. Это будет способствовать сохранению профи- цита ликвидности на денежном рынке на фоне снижения внутреннего спроса и слабой динамики кредитования. При этом, рост денежной массы происходит в условиях снижения скорости обращения денег в экономике на фоне замедляю- щейся деловой активности.

Основным инструментом монетарной политики выступают операции на открытом рынке, связанные с куплей-продажей ГКО. Наблюдается активиза- ция выпусков со стороны Министерства финансов государственных ценных бумаг в краткосрочном сегменте, что привело к перебалансировке ликвидности с нот Национального Банка к ГЦБ Министерства финансов. Доходности корпо- ративных облигаций после высоких значений в марте-апреле 2020 года снижа- ются вслед за базовой ставкой, несмотря на расширение спрэда между ними.

7 сентября 2020 года Национальный Банк принял решение сохранить ба- зовую ставку на уровне 9,0% годовых с процентным коридором +/– 1,5 п.п..

Данное решение было обусловлено двумя основными факторами. Во-первых, наблюдалось ослабление проинфляционных рисков со стороны внешнего сек- тора (замедление инфляции в странах – основных торговых партнерах) и внут- ренней экономики (давление на совокупный спрос на фоне замедления инве- стиционной и потребительской активности). Во-вторых, обновленные данные по ВВП показали более сильное, чем ожидалось, сокращение экономической активности.

Как видно, монетарная политика на сегодня носит стимулирующий ха- рактер. О чем свидетельствует и политика в области МРТ.

Кроме традиционных мер, на сегодняшний день, Национальный банк осуществляет финансирование госпрограмм. Общая сумма составляет более 5 млрд долл США, что составляет более 50% финансирования антикризисного пакета и является беспрецедентным. Кроме того, Национальный банк продол- жает реализацию льготной ипотечной программы «7–20–25», которая была разработана в 2018 году». Также разработана программа льготного кредитова-

ния субъектов предпринимательства на 2 млн долл. США. В рамках Дорожной карты занятости на 2020–2021 годы Национальным банком в дополнении к средствам республиканского бюджета выделено 600 млрд тенге (1.5 млн) для финансирования антикризисных мер по поддержке деловой активности и заня- тости. В рамках программ «Нурлы жер» и «5–10–20» выделяются средства в размере 390 млрд тенге (1 млн) на поддержку жилищного строительства и льготной ипотеки.

С учетом новых вызовов регулятору и другим участникам финансового рынка необходимо корректировать свои стратегии. АРРФР, Национальный банк и участники финансового рынка совместно разрабатывают новую редак- цию Концепции развития финансового сектора до 2030 года. На ситуацию ока- зывают влияние три мегатренда.

Во-первых, активное применение новых технологий в финансовых орга- низациях с традиционной бизнес-моделью для повышения эффективности биз- неса.

Во-вторых, формирование нового поколения потребителей финансовых услуг, отдающих предпочтение онлайн-сервисам.

В-третьих, трансформация бизнес-модели за счет применения новых тех- нологий для роста доли рынка традиционных игроков и выход на рынок фи- нансовых услуг технологических компаний.

В этих условиях можно выделить 3 ключевые модели развития финансо- вого сектора.

Первая – рынок экосистем, где крупные финансовые институты, исполь- зуя ресурсы и эффект масштаба, создают экосистемы, выходящие за рамки фи- нансовых услуг.

Вторая – рынок технологических компаний, где крупные технологиче- ские компании начинают оказывать финансовые услуги.

Третья – конкурентные рынки, где имеет место одновременная конкурен- ция и кооперация всех участников рынка, в том числе традиционных финансо- вых институтов, финтех-стартапов и технологических компаний», –

В рамках Концепции определены 7 приоритетов развития финансового сектора [3].

Первым приоритетом является обеспечение финансовой стабильности.

Дальнейшая работа агентства в отношении режима регулирования и надзора будет направлена на укрепление финансовой стабильности. Будет продолжен переход на международные стандарты риск-ориентированного надзора. Про- должится внедрение общепризнанных международных стандартов регулирова- ния, таких как Базель III, Solvency II и других. Структура надзора будет вклю- чать механизмы надзорного реагирования через инструменты SREP, стресс- тестирование влияния шоков на финансовую стабильность, оздоровление и урегулирование неплатежеспособных финансовых институтов, инструменты продвинутого анализа данных.

Второй приоритет – это повышение конкурентоспособности финансовых организаций. Глобализация и интеграция, а также стремительное развитие ква-

зифинансовых услуг и новых технологий, являются ключевыми тенденциями, создающими как вызовы, так и возможности для отечественного финансового рынка.

Третьим приоритетом является восстановление роли банковского сектора в финансировании экономики. Для обеспечения ответственного кредитования и качественного роста будут усовершенствованы процедуры андеррайтинга бан- ков. В пруденциальном регулировании будут устранены препятствия для кре- дитования экономики. Риск-взвешивание будет учитывать реальный объем рисков по различным видам кредитов.

Четвертый приоритет – это повышение качества корпоративного управ- ления, стандартов управления рисками и раскрытия информации предприятий.

В этих целях будут установлены минимальные стандарты корпоративного управления и раскрытия информации с усилением ответственности менедж- мента и акционеров предприятий. Дополнительно будут установлены стимулы к внедрению предприятиями стандартов управления рисками, принципов эко- логичности, социальной ответственности ESG, а также принципов устойчивого развития GRI.

Пятый приоритет – это повышение прозрачности и диверсификация структуры собственности финансовых организаций. В этих целях будут усиле- ны требования к финансовым организациям по раскрытию информации о структуре собственности и управления, достаточности капитала, подверженно- сти рискам. Это позволит выстроить рыночную дисциплину и обеспечить до- статочной информацией клиентов и участников рынка для принятия взвешен- ных решений.

Шестой приоритет – это повышение финансовой инклюзии и финансовой грамотности. В мае агентство вместе Правительством приняло новую Концеп- цию повышения финансовой грамотности населения на 2020–2024 годы, ос- новной целью которой является формирование у граждан рационального фи- нансового поведения при принятии решений, касающихся личных финансов.

Седьмым приоритетом является внедрение новых технологий и иннова- ций. Для развития инновационных технологий на финансовом рынке будут продолжены работы по реализации мероприятий, предусмотренных Концепци- ей по развитию финансовых технологий и инноваций на 2020–2025 годы и Государственной программой «Цифровой Казахстан». Во-первых, будут реали- зован цифровой регулятор. Здесь две главные инициативы – это дата- центричный надзор и переход на цифровое выполнение регуляторных требова- ний. Во-вторых, будет продолжено создание цифровой инфраструктуры для взаимодействия участников рынка. Здесь имеется в виду платежная инфра- структура и система мгновенных платежей, внедрение технологий открытых платформ и финансовых маркетплейсов, развитие удаленной идентификации и механизмов противодействия мошенничествам и киберугрозам. В-третьих, бу- дет создана благоприятная регуляторная среда для развития инноваций и фин- тех стартапов – то есть развитие регуляторных песочниц.

Литература:

1. Официальный сайт МВФ// www.imf.org

2. Официальный сайт Минфина РК//www.minfin.gov.kz

3.Официальный сайт Национального Банка РК// https://bsbnb.nationalbank.kz/

УДК 336.22

НАЛОГОВЫЕ АСПЕКТЫ ПОДДЕРЖКИ ЭКОНОМИКИ В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ В РОССИИ

Мыктыбаев Талгат Дуйсенбиевич

Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования г. Москвы

«Московский городской педагогический университет», г. Москва, Российская Федерация, MyktybaevTD@mgpu.ru

Аннотация. В период экономического кризиса, связанного с распростра- нением новой коронавирусной инфекции, в России, как и во всем мире, осу- ществлялась поддержка наиболее пострадавших секторов экономики. Целью исследования является оценка налоговых мер поддержки государства, оказан- ной предпринимателям России в условиях пандемии. Проведен сравнительный анализ рекомендаций Организации экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) и мер налоговой поддержки, оказанных предпринимателям России в связи с распространением коронавирусной инфекции COVID-19.

В работе использованы методы исследования: сравнительный и сравни- тельно-правовой анализы, сопоставление, логический.

Выявлено, что в России используется большинство из мер налоговой поддержки, рекомендованных ОЭСР. Ряд мер, связанных с цифровыми техно- логиями, был разработан и применен ФНС превентивно до наступления панде- мии.

Annotation. During the economic crisis associated with the spread of the new coronavirus infection, in Russia, as well as throughout the world, support was pro- vided to the most affected sectors of the economy. The purpose of the study is to as- sess the tax measures of state support provided to Russian entrepreneurs in the con- text of the pandemic. A comparative analysis of the recommendations of the Organi- zation for Economic Development and Cooperation (OECD) and tax support measures provided to Russian entrepreneurs in connection with the spread of the COVID-19 coronavirus infection was carried out.

The article deals with tax measures to support businesses during the period of the pandemic in Russia.

It is revealed that most of the tax support measures recommended by the OECD are used in Russia. A number of measures related to digital technologies were developed and applied by the Federal Tax Service preemptively before the onset of the pandemic.

Ключевые слова. Налоговые меры поддержки, субъекты малого и средне- го предпринимательства, пандемия, ОЭСР, реализация рекомендаций.

Keywords. Tax measures to support small and medium-sized businesses, pan- demic, the OECD, the implementation of the recommendations.

Действия государств, направленные на самоизоляцию граждан в рамках снижения распространения COVID-19, привело в России и в других странах мира к резкому снижению и даже прекращению предпринимательской актив- ности.

Фискальное регулирование экономики чаще всего связывают с увеличе- нием доходов бюджета и, как следствие, более экономным расходованием средств бюджета. Однако в условиях пандемии государства были вынуждены пересмотреть приоритеты. На первый план вышла задача поддержки тех отрас- лей экономики и субъектов предпринимательства, которые больше остальных пострадали от пандемии. [1]

Наиболее распространенным в указанной ситуации является государ- ственное регулирование через механизмы поддержки экономики и ее стимули- рования. Поддержание предпринимательской активности бизнеса считается хорошей дополнительной помощью в решении возникших проблем.[2]

В Российской Федерации власти пошли аналогичным путем, то есть под- держали и простимулировали наиболее пострадавшие отрасли экономики.

Deloitte указывал в своем аналитическом обзоре, что успех в борьбе с негативными последствиями коронавирусной инфекции во многом зависит от своевременности принятия государством мер, направленных на поддержку компаний.[3] Основной мерой поддержки в России, как и во всем мире, ожида- емо оказалась налоговая поддержка.

Первыми, что вызывает заслуженное уважение, оперативно сработали за- конодательные органы России, приняв так необходимые Федеральные законы от 01.04.2020 г. № 102-ФЗ и от 22.04.2020 г. № 121-ФЗ. Для незамедлительной поддержки экономики в Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, со- гласно которым Правительству РФ в период с 1 января до 31 декабря 2020 года (включительно), были предоставлены дополнительные полномочия в сфере налогов и сборов. В частности, ст. 4 НК РФ была дополнена нормами, регла- ментирующими такие важные полномочия Правительства РФ, как регулирова- ние сроков уплаты отдельных видов налогов, сборов и страховых взносов для определенных категорий налогоплательщиков, изменение сроков проведения мероприятий налогового контроля и сроков представления в налоговые органы различных видов документов и отчетности, а также условий применения (не- применения) способов обеспечения и привлечения к ответственности.

Высшие исполнительные органы государственной власти субъектов Рос- сийской Федерации получили аналогичные полномочия.

Правительство РФ, в рамках предоставленных полномочий, в первооче- редном порядке издало два постановления [5], где и были предусмотрены налоговые меры поддержки.

Необходимо отметить скорость реакции ОЭСР, которая также в короткие сроки подготовила Отчеты и рекомендации для государств-членов в связи с пандемией коронавируса. ОЭСР рекомендовала выбрать категорию субъектов поддержки исходя из двух вариантов, предложенных этой организаций. Первая более сложная, но и более эффективная, вторая – менее затратная по усилиям, но и менее точная в выборе субъектов поддержки.

Первый подход подразумевал, что меры могли применяться только к наиболее пострадавшим от Covid-19 налогоплательщикам. Категорию налого- плательщиков предлагалось выбирать исходя из сектора экономики и статуса налогоплательщика. В первую очередь предлагалось рассматривать самозаня- тых и субъектов малого предпринимательства. Вопросом первостепенной важ- ности было определение группы налогоплательщиков, наиболее пострадавших от пандемии.

При втором подходе меры поддержки предлагалось распространить на всех налогоплательщиков или к отдельной категории налогоплательщиков - физических лиц, самозанятых, субъектов МСП и крупных компаний.

При этом рекомендовано обратить внимание на продолжительность мер поддержки и, особенно на последствия. В частности, например, чтобы перенос срока подачи налоговой отчетности не повлиял на возврат средств из бюджета.

А также, чтобы исключить попытки мошенничества.

В РФ был введен достаточно широкий спектр мер поддержки. В Россий- ской Федерации основная поддержка субъектам малого и среднего предприни- мательства (МСП) была предоставлена если по состоянию на 1 марта 2020 года они соответствовали согласно Постановлению Правительства РФ от 03.04.2020 г. № 434, следующим условиям:

- налогоплательщики были включены в реестр малых и средних предпри- ятий;

- основным видом деятельности налогоплательщика по данным ЕГРЮЛ/

ЕГРИП являлся один из видов деятельности из перечня отраслей, в наиболь- шей степени пострадавших от эпидемии.

Указанные меры предоставлялись автоматически, без требования подачи заявления.

Еще одной из мер поддержки были внесенные в НК РФ изменения отно- сительно прямых субсидий, полученных субъектами МСП на неотложные нужды. Субсидии предоставлялись за апрель и май 2020 года в размере одного МРОТ на каждого сотрудника. Важным условием ее получения являлось со- хранение численности сотрудников на уровне не менее 90% по сравнению с началом апреля. Согласно внесенным изменениям, такие субсидии были отне- сены к доходам, не учитываемым при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

Следующей группой мер, рекомендованной ОЭСР для применения, было продление или перенос сроков подачи декларации и уплаты налогов на не- сколько недель или месяцев. Перенос сроков рекомендовано было провести