• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ

In document PDF Известия N E W S (бет 197-200)

N E W S

OF THE NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN SERIES OF SOCIAL AND HUMAN SCIENCES

ISSN 2224-5294

Volume 5, Number 309 (2016), 197 – 202 UDC 94(54+510)

A. Khassanova

PhD student, Al Farabi Kazakh National University

Junior Research Fellow, R.B. Suleimenov Institute of Oriental Studies orient.aliya@hotmail.com

198

и остальными странами. Особый интерес на современном этапе представляет изучение программ, направленных на реализацию собственных интересов посредством развития инфраструктуры, расширения экономических границ и межрегионального взаимодействия. По сути, все эти инициативы являются попыткой возродить древние торговые и культурные связи между Индией и Китаем, сущестовавших вдоль направлений Великого Шелкового пути. Примером таких инициатив можно назвать индийские программы “Look East Policy”, “Act East Policy”, направленные на развитие торгово-экономических отношений Индии со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, и китайскую программу “One Belt One Road”, нацеленную на возрождение Великого Шелкового пути в современном экономическом контексте. При этом все большее значение обретает регион Северо-Восточной Индии, расположенный на стыке Южной и Восточной Азии и выступающий буфером в индийско-китайских отношениях. Многие исследователи считают этот регион окном в Юго-Восточную Азию и делают акцент на неоходимости улучшения его экономического положения.

Политические доктрины в Индии обусловили ее относительную закрытость и изолирован- ность от остального мира вплоть до 1990-х годов XX века, когда была провозглашена политика либерализации экономики и усиления внутрирегиональной интеграции. Это совпало по времени с распадом Советского союза, окончанием холодной войны и приобретением США статуса мировой державы. В связи с произошедшей перестановкой сил и для преодоления экономического кризиса Индия выработала новый политический курс «Взгляд на Восток», призывающий к усилению контактов со странами Восточной и Юго-восточной Азии [1, p. 267]. Многие исследователи справедливо рассматривали эту политику как стратегический ход для ограничения усилившегося влияния Китая в регионе [1, p. 268]. Однако первая волна курса не принимала во внимание интересы и значимость Северо-Восточного региона страны, отличающегося специфическим отдаленным географическим расположением, и не имела должного эффекта. Начиная с 2000-х годов года, политика «Взгляд на Восток» дополнилась концепцией «Действие на Восток», призывающей к конкретным мерам и учитывающей важность северо-восточной части страны, как моста между Индией и Юго-Восточной Азией. Это послужило импульсом к активному изучению Северо-Восточной Индии как на институциональном, так и научно-исследовательском, полити- ческом, экономическом, культурно-историческом уровне.

Регион Северо-Восточной Индии уникален тем, что имеет общую границу с соседними странами более 5000 км: 1643 км – с Мьянмой, 1880 км – с Бангладеш, 468 км – с Бутаном, 1325 км – с Китаем; и всего 29 км составляет перешеек, соединяющий данный регион с остальной Индией [2, p. 2]. Данный регион, состоящий из 8 штатов (Ассам, Мегхалайя, Аруначал прадеш, Мизорам, Нагаленд, Манипур, Трипура, Сикким), исторически отличается большим этническим, языковым и культурным разнообразием. По результатам переписи 1990 года, в регионе проживает 213 племен (из 645) [3, p. 14]. В отличие от остальной части Индии, северо-восток населяют не арийско- дравидийские народности, а монголоиды, говорящие на тибето-бирманских языках. Необходимо отметить отчетливое взаимовлияние индийской и китайской культур в формировании идентичности племен северо-восточной Индии (в частности, племен штатов Манипур, Мизорам, Аруначал Прадеш).

Специфическое географическое расположение северо-восточного региона Индии обусловило его значимость как промежуточного района в торговых и культурных связях между Индией, Китаем, Бирмой как в древности, так и в наше время.

Однако научные исследования данного региона начались лишь с приходом британцев в Индию, которые в основном руководствовались односторонними колонизаторскими интересами. В настоящее время исследовательский интерес получает все большее распространение в том числе в связи с внешнеполитической стратегией Индии, официально провозгласившей свою политику

«Взгляд на Восток».

О том, что между Китаем и Индией существовали торговые пути, проходившие через северо- восток Индии, было известно уже в древности. Самое первое упоминание этого торгового пути, называемого Ассамско-Бирманским, встречается во втором веке нашей эры в описании торговли сычуаньским шелком и бамбуком из Индии в Бактрию. Индийский исследователь Ракхи Бхаттачарья в предисловии к книге «A Journey through the Stilwell Road» упоминает о маршруте из

современной провинции Юннань (КНР) через верхнюю Бирму и Ассам, который использовался для дипломатических миссий между Индией и Китаем, а также из Рима и Константинополя.

Примерно с 4 века н.э. данный путь в течение нескольких столетий не использовался и был возобновлен в тринадцатом веке в местечке Ледо, на северо-восточной границе нынешнего штата Ассам со штатом Аруначал-Прадеш [4, p. 2-3]. Как отмечает П.К. Багчи в своей книге «Индия и Китай: тысяча лет культурных связей», «торговые пути проходили через Патну (Паталипутра, древнюю столицу Индии), Бхагалпур, Раджмахал, северную Бенгалию, Гувахати, далее путь разделялся на три части: первый проходил через долину реки Брахмапутра, горную гряду Паткои в верхнюю Бирму; второй – через Манипур в долину Чиндвин, третий – через Араканскую долину в Ирравадайскую долину. Все эти маршруты сходились на границе Бирмы, около г. Бхамо, и затем проходили через горы и речные долины Йюннафу (Куммин), главный город южнокитайской провинции» [ 5, p. 52].

Также в китайских источниках седьмого века нашей эры встречаются сведения о маршруте Юннань-Ассам-Бирма, в записках китайского путешественника Юн Цаня, посетившего Камарупу (совр. Гувахати, штат Ассам) [5, p. 52]. Об этом же свидетельствуют и археологические раскопки в Амбари, Гувахати [5, p. 53]. Китайские историографы того времени пишут о наличии двух маршрутов через Бирму из Китая в Индию: северного (Логлин – Бирма – Манипур - долина Брахмапутры) и южного (Жугелиан - Тенчгон – Монгаун – Горы нага – долина Брахмапутры).

Британские историки также пишут о существовании пяти торговых путей из Ассама в Китай, наиболее легким и популярным из которых был путь в Китай через гряду Паткои и г. Бхамо – крупный торговый центр.

Профессор У. Мисра, крупный индийский специалист по северо-восточной Индии, пишет, что хотя нет прямых исторических доказательств торговли между Ассамом и Китаем, в период Ахомского царства (1328-1826), торговые связи между Гангской долиной и Южным Китаем проходили через Ассам и северную Мьянму [5, p. 52].

Профессор Д. Натх в своей работе «Stilwell Road: a Historical Retrospect» рассматривает историю создания так называемого «маршрута Стилвелла», проложенного во время Второй мировой войны американским генералом Джозефом Стилвеллом для транспортировки угля и другой военной продукции. За основу маршрута был взят существовавший еще с древности отрезок Шелкового пути через Ассам и Бирму, который в разное время использовался с различной активностью, а в 19 веке был использован бирманцами для захвата Ассама. Именно поэтому этот маршрут вызвал пристальный интерес со стороны британцев и американцев, и был исследован, а затем и применен в военных целях [6, p. 27].

Вопросам изучения маршрута Стилвелла также посвящены работы ряда индийских ученых, рассматривающих исторические и современные аспекты данного пути, его транспортного и экономического потенциала, а также возможности его возрождения [7-10]. Наличие подобного рода работ свидетельствует о значимости южных ответвлений Великого Шелкового пути, проходившего через северо-восточную Индию, Бирму и Китай, не только в древний период, но и в настоящее время. Все это свидетельствует об актуальности изучения Великого Шелкового пути, в частности, его южных ответвлений.

Таким образом, исторические источники свидетельствуют о существовании со второго столетия и до начала двадцатого века культурных, торговых, экономических и политических связей на отрезке Великого Шелкового пути, соединявшего южные регионы Китая, Бирму и северо-восток Индии. Однако этот вопрос все еще относительно мало изучен, как в индийской, так и западной историографии, и требует дальнейшего пристального изучения. Особое значение это приобретает в контексте современной политики Республики Индии «Взгляд на Восток», которая рассматривает ее северо-восточную часть как важное направление и своеобразное окно в усилении взаимодействия с Китаем и регионом Юго-Восточной Азии.

“Look East Policy”, инициированная еще в 1991 году, и дополненная в 2014 г. концепцией “Act East Policy”, предполагает активное участие Индии в Тихоокеанском регионе и развитие отношений с Японией, Кореей, Австралией и странами АСЕАН. Усиление сотрудничества с этими странами в сфере безопасности, обороны, торговли и энергетики рассматривается как важный шаг в стратегическом партнерстве и контрвоздействие на политику Китая.

In document PDF Известия N E W S (бет 197-200)

Outline

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР