• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

ИТОГИ РАБОТЫ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

«МИР НАУКИ»

12 апреля 2011 г. в КазНУ им. аль-Фараби была проведена Международная конференция

студентов и молодых ученых

«Мир науки», посвященная 20-летию Независимости Республики Казахстан,

в которой приняли участие студенты

Казахстана, США, Германии, Турции, Индии, Японии, стран СНГ.

Лучшие доклады по решению комиссий заняли призовые места и награждены Грамотой ректора.

М. Кусаинова

Научный руководитель Баймаханова Д.М.

НАРОДНАЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ИНИЦИАТИВА

Движение на пути к построению демократического правового государства, каким создатели Конституции провозгласили Республику Казахстан, предполагает соответствующую организацию законодательной деятельности. Реально существующие общественные потребности и интересы при активном взаимодействии государственных органов и граждан должны находить выражение в законе как нормативном правовом акте закрепляющем принципы и нормы регулирования наиболее важных общественных отношений. «Мы будем и дальше идти по пути совершенствования казахстанской модели политического и государственного устройства, сочетая общепризнанные закономерности демократического развития и традиции нашего общества» [1].

Институтом непосредственной демократии является народная законодательная инициатива.

Народная законодательная инициатива – это форма непосредственного осуществления населением государственной власти, которая позволяет вносить проект нового закона, изменять или отменять ранее принятые законы установленному числу избирателей с целью последующего принятия законодательным органом нормативного акта соответствующего уровня. Иначе говоря, народная законодательная инициатива представляет собой право определенной группы избирателей предложить проект закона, который подлежит обязательному рассмотрению представительного органа власти.

«Институт народная законодательная инициатива имеет определенное сходство с некоторыми

другими правовыми институтами, такими, как институт законодательной инициативы, институт референдума, институт индивидуальных и коллективных обращений в государственные органы и органы местного самоуправления» [2, с. 149].

Как же различить данные институты? В соответствии с Конституционным законом «О Парламенте и статусе его депутатов»: «законодательной инициативой является официальное внесение субъектом права законодательной инициативы текст проекта закона или иного законодательного акта парламента, обязательного к рассмотрению парламентом»[3, с.119].

Субъектами права законодательной инициативы являются депутаты Парламента и Правительство РК, а также, в соответствии с изменениями и дополнениями в Конституцию от 2007 года, субъектом права законодательной инициативы является Президент РК, а субъектом народной законодательной инициативы является установленное законодательством число избирателей. Кроме этого, законодательная инициатива предполагает обязательное рассмотрение проекта Парламентом, а народная законодательная инициатива это предполагает не всегда [2, с. 150].

Народная законодательная инициатива не получила столь широкого распространения, как референдум, но в чем же все-таки отличие?

«Если на референдум выносится либо действующий закон, либо проект, который, как правило, прошел все стадии законодательного процесса, то осуществление народной законодательной

инициативы, по существу, означает возбуждение законодательного процесса в отношении конкретного акта. Помимо этого, референдум предполагает участие всего избирательного корпуса, а для реализации инициативы достаточно решения определенной его части» [4, с. 415].

Также при принятии закона парламент, как правило, может принять любое решение: согласиться с проектом, внести в него поправки или отклонить его [5]. Этим народная законодательная инициатива отличается как от референдума, решение которого имеет силу закона, так и от права на обращения в органы власти с предложениями (петициями), которые предполагают ответ, но не требуют обязательного рассмотрения на уровне законодательной власти [6].

Несмотря на то, что институт народной законодательной инициативы не получил столь широкого распространения, как референдум, выборы и другие формы осуществления непосредственной демократии, в настоящее время данный правовой институт предусмотрен конституциями или законами ряда стран. На центральном уровне - он действует в Австрии, Испании, Италии, Швейцарии, на Филиппинах, Буркина-Фасо; на региональном — применяется в США, Швейцарии и некоторых других странах (в субъектах федерации). Народная законодательная инициатива не применяется в тех странах англосаксонского права, где всегда господствовала идея верховенства парламента. «Симптоматично, что в России, которая довольно последовательно внедряет демократические институты в собственное законодательство, только институт Тывы предусмотрела право народной законодательной инициативы для группы избирателей численностью не менее 1000 человек. Кроме этого, нельзя забывать о том, что данный институт имеет не столь уж и высокую эффективность. Например, в Италии со времени принятия конституции в 1947.В таком порядке принят лишь один закон (в целом в Италии принимается в среднем 300 законов ежегодно)» [4, с. 415].

Народную законодательную инициативу называют также: «народная законотворческая инициатива» (Иркутская область), «народная правотворческая инициатива» (Липецкая, Ярославская, Калужская области), «народная инициатива граждан» (Томская область), «законодательная инициатива граждан» (Тамбовская, Липецкая, Волгоградская, Свердловская, Астраханская, Смоленская, Омская области). «При этом в Уставе Волгоградской области существует также

«гражданская инициатива», которая является формой обращения (заявления), поскольку не

предполагает обязательного рассмотрения законодательного предложения в парламенте. Похожая ситуация в законодательстве Кемеровской области, где речь идет о законодательном предложении.

Кроме того, нельзя считать народной законодательной инициативой право вносить законопроекты, предоставленные почетным гражданам (Санкт-Петербург, Камчатская область), а также общественным организациям, в том числе коренных и малочисленных народов (Корякский автономный округ, Приморский край, Республика Карелия, Белгородская область) и профсоюзам (Тульская область). В данном случае субъекты законодательной инициативы выступают либо как частные лица, либо как организации, то есть в обоих случаях отсутствует элемент народовластия» [6]

Конституции стран, предусматривающие возможность народной законодательной инициативы, устанавливают, что для внесения проекта закона нужно собрать определенное число подписей избирателей, подлинность которых подвергается проверке и удостоверяется нотариусом или должностными лицами местного самоуправления на уровне общин. В Швейцарии необходимо собрать 50 тыс. подписей, в Испании — 500 тыс., в Бразилии — 1% общей численности избирателей, в Колумбии — 5%. Нередко предусматривается, что эти избиратели должны представлять в определенной пропорции различные районы страны. Это сделано для того, чтобы постановка вопроса имела общегосударственный, а не местный характер. В Бразилии избиратели должны представлять не менее пяти штатов (из приблизительно трех десятков), в Румынии — не менее одной четверти уездов страны. Зачастую установлен срок для сбора подписей, обычно он составляет не более шести месяцев. Нередко требуется, чтобы проект закона, представляемый в порядке законодательной инициативы, был оформлен соответствующим образом — разделен на главы, параграфы или статьи, а иногда, чтобы он имел также мотивировочную часть и объяснение необходимости данного законопроекта. Подписи избирателей должны содержать имена, фамилии, часто — место жительства или название общины, в списки которой внесен избиратель. После проверки подписей и их удостоверения законопроект передается в парламент и рассматривается им по обычной процедуре [7].

В странах тоталитарного социализма усеченной формой народной законодательной инициативы является право некоторых общественных организаций вносить законопроекты по определенным вопросам. Чаще всего этим правом наделяются профсоюзы, составляющие в этих странах единую централизованную организацию. В отдельных странах такое право имеет церковь (например, в Великобритании), но только по религиозным вопросам.

В государствах, где законодательно закреплена народная инициатива, её процедура урегулирована по-разному. Так, «в Италии, в соответствии с законом от 25 мая 1970 года о референдумах и законодательной инициативе народа, предложение вносится в виде постатейного проекта, сопровождаемого разъяснительным докладом. Инициаторов должно быть не менее 10 человек. Они должны явиться в канцелярию кассационного суда с удостоверениями, подтверждающими, что они включены в список инициаторов. В канцелярии составляют протокол, копию которого получают инициаторы. В одной из официальных газет делается объявление о выдвижении инициативы. Затем собираются подписные листы, которые должны содержать текст законопроекта и быть заверены в канцелярии коммуны или судебных учреждениях. Подлинность заверяется нотариусом. Законопроект с приложением не менее 50 тыс. подписей избирателей передается Председателю одной из палат Парламента, которая проводит проверку и подсчет подписей и устанавливает их законность. Проекты могут быть изменены или отвергнуты палатами»

[4, с.122].

«В Швейцарской же конфедерации народная законодательная инициатива о полном пересмотре Конституции передается на референдум народа. Если Федеральное собрание одобряет народную инициативу о частичном пересмотре Конституции, составленную в общих выражениях, то оно подготавливает проект, содержащий частичный пересмотр в указанном инициативой смысле, и передает его на референдум народа и кантонов. Если же Федеральное собрание отклоняет такую инициативу, то оно передает ее на референдум народа, которое принимает решение о том, нужно ли эту инициативу приводить в жизнь. В случае одобрения, Федеральное собрание подготавливает проект, ею предусмотренный. Инициатива передается на референдум народа и кантонов.

Федеральное собрание дает свои рекомендации об одобрении или отклонении этой инициативы.

Федеральное собрание может противопоставить инициативе свой контрпроект. Народ и кантоны голосуют одновременно по поводу инициативы и контрпроекта» [8, с. 738].

В Испании органическим законом предусмотрено, что инициаторы предложения представляют необходимые документы в Президиум палаты депутатов, которая проверяет их подлинность и в течение 15 дней выносит решение о допустимости их принятия. В случае отказа, инициаторы могут обратиться в Конституционный Суд. Если же Президиум не возражает против представленных документов, то он информирует Центральную избирательную хунту, которая доводит решение до сведения инициаторов. После этого осуществляется сбор подписей в течение 6 месяцев. Если Президиум сочтет необходимым, то сбор подписей может быть продлен на 3 месяца [9, с. 239].

Такова процедура осуществления народной законодательной инициативы за рубежом.

В Казахстане же этот институт не предусмотрен ни в Конституции, ни в других нормативно- правовых актах. «Представляется, что законодательное закрепление такого института будет способствовать дальнейшему процессу развертывания демократизации всех сторон жизни казахстанского общества, повышению политической и правовой образованности и культуры населения, формированию твердой гражданской позиции каждого сознательного человека» [2, с.

154].

Некоторые исследователи, подчеркивая значение того или иного института, сразу предлагают вносить изменения в Конституцию, закрепляя следующие положения. Но более верно подчеркнуть, что «Конституция должна соответствовать требованиям меняющейся жизни. И в тоже время нельзя относиться к ней, как к обычному нормативно-правовому акту. Стремление к постоянным изменения, во-первых, объясняется непониманием роли и значения Конституции в жизни общества и государства; во-вторых, чревато отрицательными последствиями, т.е может привести к подрыву политической и правовой стабильности; в-третьих, может формулировать правовой нигилизм» [10, с.

522]. «Исходя из этого, представляется более верным разработать и принять специальный акт о народной законодательной инициативе или включить положения об этом институте отдельным разделом в Конституционный закон «О республиканском референдуме» от 2 ноября 1995года, так как эти две формы достаточно тесно взаимосвязаны» [2, с.155].

Предполагается, что в нормативном акте о народной законодательной инициативе должно быть дано:

- четкое определение понятия института народной законодательной инициативы;

- классификация;

- предмет народной законодательной инициативы;

- цель её осуществления;

- пределы ее осуществления;

- процедура ее осуществления;

- количество избирателей;

- порядок регистрации инициативной группы;

- сроки и порядок рассмотрения проекта;

- права и обязанности избирателей;

- порядок отклонения и рассмотрения вопросов, вынесенных инициативной группой;

- вопросы, не подлежащие к рассмотрению данным институтом.

Народ является единственным источником и носителем государственной власти и суверенитета, поэтому истинно демократическая система организации власти предполагает деятельность государственных органов, в том числе и органов законодательной власти, не только в интересах народа, населения, но и при непосредственном и решающем участии в ней самого народа. Очевидно, что в Республике Казахстан, которая является правовым, демократическим, светским и социальным государством, непременно должны создаваться нормы, отражающие потребности общества. Это одно их условий эффективности правового регулирования.

Участие граждан в политической жизни государства даст толчок всестороннему развитию и расширению прав человека, а также становлению и развитию демократии, совершенствованию законодательного процесса и построению правового государства в РК.

1. Назарбаев Н.А. Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана. Февраль 2008 г.

2. Баймаханова Д.М. Проблемы прав человека в системе конституционализма в Республике Казахстан. - Алматы,2010 г.

3. Конституция Республики Казахстан. Принята 30 августа 1995 г. – Алматы,2007.

4. Дегтярев О.В. Институт народной законодательной инициативы за рубежом.

5. Сравнительное конституционное право / Отв. ред. В.Е Чиркин - М.: Изд. фирма «Манускрипт»,1996 6. http://ecom.su/law/index

7. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. - М., - 1997.

8. Федеральная Конституция Швейцарской конфедерации от 8 апреля 1999г. /// 20 европейских конституций.

сборник: / Сост. Лупарев Г.П. – Алматы,2003.

9. Конституция Италии (вступительная статья) // Сб.: Конституции зарубежных государств. – М.: БЕК, - 1996.

10. Сапаргалиев Г.С. Конституционное право РК. – Алматы: Жеті жарғы,2002.

***

This article is devoted researching people’s legislative initiatives. The author speaks about the development of this institution of the democracy in foreign countries in particular in the countries of Europe. He pays this special attention to the development of the constitutional legal consolidation of this institution in the post-soviet countries, especially in the Republic of Kazakhstan. The author researched also the practical using problems.

***

Автор ұсынылып отырған мақалада халықтық заңамалардың бастамалары мен институттарының құрылымын қарастыра отырып, шет елдермен, соның ішінде Еуропа елдерінің заңнамаларымен салыстырмалы түрде талдау жасады. Кеңестік кезеңдегі елдер мен Қазақстан Республикасындағы осы институттың конституциялық құқықта бекітілуі мен дамуына ерекше назар аударады. Сондай-ақ, автор оның тəжірибеде қолдану мəселелерін сөз етеді.

А. Каждаров

Научный руководитель Жатканбаева А.Е.

АНАЛИЗ КОАП НА ПРЕДМЕТ КОРРУПЦИОННОСТИ ЕГО НОРМ

Одной из остро стоящих проблем в нашем государстве является коррупция. Росту и развитию данного явления способствует множество факторов и условий, перечислять и раскрывать которые представляется большой задачей. Но одними из таких факторов неизменно являются пробелы и недочеты в действующем национальном законодательстве. Наличие подобных пробелов не избежало и административное законодательство, в частности? Кодекс об административных правонарушениях.

На основании исследований и анализов, проведенных ранее ученными и практиками, такими, как Р. Подопригора, Г. Жангалиева, Н. Кузнецова, Ж. Волкова и другими, а также на основании собственных исследований, можно выделить следующие основные моменты, создающие условия для совершения коррупционных правонарушений

Во-первых, санкции многих статей КоАП содержат излишнее количество вариаций мер взыскания.

В соответствии со ст. 46 КоАП РК, административные взыскания подразделяются на основные и дополнительные. Такие меры взыскания, как предупреждение, административный штраф и административный арест могут применяться только в качестве основных административных взысканий. В то время как лишение специального права, лишение или приостановление действия лицензии, приостановление или запрещение деятельности или отдельных ее видов, а также административное выдворение за пределы Республики Казахстан иностранцев или лиц без

гражданства применяются в качестве как основных, так и дополнительных мер взыскания.

Возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, конфискация, принудительный снос возведенного строения являются взысканиями, которые признаны законодательством только как дополнительные меры воздействия.

Некоторые статьи КоАП РК предусматривают одно основное и одно дополнительное взыскания, некоторые - одно основное и несколько дополнительных, некоторые – два и более основных и несколько дополнительных.

Казалось бы справедливым, что судья (должностное лицо), учитывая все обстоятельства дела, личность виновного, может выбрать наиболее подходящее наказание в той или иной ситуации. Но, во-первых, КоАП во многих статьях устанавливает очень жесткие наказания и в тоже время предусматривает альтернативу в виде очень мягких наказаний, тем самым способствуя неформальному решению вопроса; во-вторых, при нынешнем уровне коррупции в государстве более актуальным видится создание препятствий для недобросовестного судьи либо сотрудника государственного органа.

Исходя из вышесказанного, предлагается установление конкретного вида и конкретной меры наказания за совершение того или иного правонарушения. Таким образом, будет сведена к минимуму возможность судьи действовать по своему усмотрению, а соответственно, и возможность проявления коррупции.

Во–вторых, чрезмерная разница между минимальным и максимальным порогом наказания, либо вообще отсутствие минимального порога наказания.

Определенные статьи КоАП РК дают возможность налагать чрезмерно строгое либо чрезмерно мягкое наказание за совершение правонарушения. Опять же смысл заключается в том, что мера наказания будет зависеть от характера дела. Однако, чрезмерно широкий выбор размера санкций может способствовать проявлению коррупции.

В Кодексе об административных правонарушениях содержится множество примеров таких наказаний. Например, ст.91 содержит санкцию в виде штрафа в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей; ст. 168−2 – в размере до четырехсот месячных расчетных показателей, ст.393 - в размере от ста до четырехсот месячных расчетных показателей.

На вышеприведенных примерах можно заметить, что мера наказания сильно варьируется.

Конкретное решение будет приниматься по усмотрению судьи или иного органа, рассматривающего дело, что дает возможность совершения коррупционного правонарушения. Ввиду этого, предлагается пересмотреть и упорядочить минимальные и максимальные размеры взысканий.

В–третьих, противоречия в нормах о действии законодательства об административных правонарушениях во времени.

Ст. 5 КоАП РК гласит, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании законодательства, действовавшего во время совершения этого правонарушения.

Временем совершения административного правонарушения признается время осуществления деяния, предусмотренного КоАП, независимо от времени наступления последствий. В то же время, в соответствии со ст. 48 КоАП, под административным штрафом понимается денежное взыскание, налагаемое за административное правонарушение в размере, соответствующем определенному количеству месячного расчетного показателя, устанавливаемого в соответствии с законодательным актом, действующим на момент наложения административного взыскания, то есть расчет штрафа будет осуществляться исходя не из того расчетного показателя, который действовал на момент совершения правонарушения, а из того, который действовал на момент наложения взыскания.

Таким образом, ст. 5 и ст. 48 КоАП РК противоречат друг другу и тем самым дают судье либо иному государственному органу возможность руководствоваться одной из двух статей произвольно по своему усмотрению, а значит, опять же создают возможность для совершения коррупционного правонарушения.

Исходя из этого, предлагается в статье 48 КоАП РК закрепить положение о том, что штраф исчисляется из размера, соответствующего определенному количеству месячного расчетного показателя, устанавливаемого в соответствии с законодательным актом, действующим на момент совершения административного правонарушения.

В-четвертых, противоречия в нормах законодательства об ответственности за административные правонарушения на территории города Алматы.

Действие КоАП РК распространяется на территории всей Республики. Но в государстве действует Закон Республики Казахстан от 1 июля 1998 года «Об особом статусе города Алматы». Статья 3 этого

Закона гласит, что в полномочия представительного органа города Алматы входят определение размеров и порядок взимания штрафов за административные правонарушения, совершенные на территории города Алматы. В Кодексе об этом упоминания нет. И, соответственно, опираясь на Закон РК «О нормативных правовых актах», можно сказать, что нормы КоАП имеют большую юридическую силу, т.к. КоАП стоит выше в иерархии нормативных правовых актов. Однако на практике нередко руководствуются нормами Закона РК «Об особом статусе города Алматы», на местном уровне зачастую устанавливаются свои штрафы и определяется порядок их взимания. Таким образом, в Алматы действуют два акта, пользоваться которыми можно по усмотрению.

Исходя из этого, предлагается внести изменения в КоАП РК в связи с возможностью маслихата г.

Алматы определять размеры и порядок взимания штрафов за административные правонарушения, совершенные на территории города Алматы либо исключить из Закона РК «Об особом статусе города Алматы» норму о полномочиях местных представительных органов устанавливать размеры и порядок взимания штрафов за административные правонарушения, совершенные на территории города Алматы.

В-пятых, освобождение от административной ответственности в связи с деятельным раскаиванием или при малозначительности правонарушения.

В соответствии со статьей 67 КоАП, лицо, впервые совершившее административное правонарушение, может быть освобождено судьей, органом (должностным лицом), уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, от административной ответственности, если это лицо после совершения правонарушения добровольно возместило причиненный ущерб или иным образом загладило причиненный правонарушением вред.

В соответствии со статьей 68 КоАП при малозначительности вреда, причиненного административным правонарушением, судья, орган (должностное лицо), уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, может освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Примечание к статье 68 КоАП РК под малозначительностью административного правонарушения подразумевает случаи, когда наряду с другими обстоятельствами учитывается то, что санкция, предусмотренная в статьях особенной части КоАП, превышает размер причиненного административным правонарушением вреда.

По мнению профессора Р. Подопригоры, «указанные положения о деятельном раскаивании и малозначительности очень неудачны в случае с административными правонарушениями, поскольку последние, в принципе, относятся к правонарушениям, не связанным с причинением вреда»[1]. В административном праве (в отличие от уголовного права) достаточно самого факта действия либо бездействия. В этом плане многие административные правонарушения являются малозначительными. Таким образом, выражения «заглаживание иным образом» и «другие обстоятельства» могут определяться произвольно». Т.е. опять же существует возможность проявления коррупции.

В связи с этим профессор предлагает пересмотреть положения статей 67 и 68 об освобождении от административной ответственности в связи с деятельным раскаяньем или при малозначительности правонарушения. «Деятельное раскаивание» переименовать в «раскаивание» и связать его не только с возмещением причиненного ущерба или заглаживанием вреда, но и с извинениями, а также иными формами осознания противоправности поведения. Малозначительным предлагается считать правонарушение, санкция за которое не превышает трех месячных расчетных показателей»[1].

Данное решение вопроса видится наиболее благоразумным.

В-шестых, неопределенные категории в формировании составов правонарушений.

Много статей в КоАП содержат неопределенные понятия.

В соответствии со статьей 330, мелкое хулиганство понимается как нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, осквернение жилых помещений, мест общего пользования и другие подобные действия, выражающие неуважение к окружающим, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан. Что считать другими подобными действиями остается на усмотрение государственных органов.

В соответствии со статьей 336, запрещается распитие спиртных напитков на улицах и в других общественных местах, кроме организаций торговли и общественного питания, в которых продажа спиртных напитков на разлив разрешена местным исполнительным органом, или появление в общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. На усмотрение государственных органов отдается, что считать другими

общественными местами, а также, что есть человеческое достоинство и общественная нравственность.

Статья 338 запрещает участие в азартных играх (на деньги, вещи и иные ценности) в не отведенных для этого местах, а равно принятие ставок на спортивные и иные состязания лицами, не имеющими на то специального разрешения.

По усмотрению государственного органа будет решаться вопрос, какие места считать отведенными или не отведенными для такого рода деятельности. Конечно, полностью исключить оценочные и неопределенные категории из законодательных актов не представляется возможным.

Пожалуй, нет ни одной национальной правовой системы, в которой бы это удалось сделать. Однако надо стремиться к возможно меньшему проявлению оценочных или неопределенных категорий в нормативных правовых актах, чтобы исключить возможность действовать по усмотрению, и, соответственно, возможность коррупционных проявлений[1].

В-седьмых, круг лиц, на которых может быть наложено административное взыскание.

В соответствии со статьей 28 КоАП, административным правонарушением признается противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие либо бездействие физического лица или противоправное действие либо бездействие юридического лица, за которое Кодексом предусмотрена административная ответственность.

Часть 2 указанной статьи гласит: «наложение административного взыскания на физическое лицо не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо, равно как и привлечение к административной ответственности юридического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо»[2].

Профессор Р. Подопригора считает: «часть 2 статьи 28-одна из самых неудачных в Кодексе. Одно и то же правонарушение не может совершаться физическим или юридическим одновременно. Более того, физическое лицо по смыслу административного законодательства никаким образом не связано с юридическим лицом. Это самостоятельная фигура. Другое дело, что с юридическими лицами тесно связана другая фигура – должностное лицо (или приравненные к ним лица). Скорее всего, именно их имели ввиду разработчики Кодекса, когда формировали указанную часть. Но не менее важно то, что подобное положение предоставляет прекрасные возможности для коррупционных правонарушений.

Во многих статьях кодекса санкции сформулированы так, что они в одинаковой степени могут применяться и к физическим лицам, и к должностным лицам, и к юридическим лицам. При этом нигде не определено что эти взыскания могут применяться одновременно к физическим и юридическим лицам. Равно как нет указания о том, что они должны применяться одновременно к юридическим и физическим лицам».

Например, санкция ст. 224 (Повреждение электрических сетей) устанавливает наказание в виде штрафа на физических лиц в размере от двух до десяти, на должностных лиц, индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, являющихся субъектами малого или среднего предпринимательства или некоммерческими организациями, - в размере от двадцати пяти до пятидесяти, на юридических лиц, являющихся субъектами крупного предпринимательства – в размере от пятидесяти до ста месячных расчетных показателей.

Таким образом, у государственных органов снова появляется возможность действовать по своему усмотрению: наказывать только физическое лицо, наказывать только юридическое лицо, или наказывать оба лица одновременно. Не вызывает сомнений, что такая вариативность является хорошей почвой для коррупционных правонарушений.

Основываясь на вышеизложенном анализе, можно сделать вывод, что отдельные положения общей и особенной частей КоАП содержат недочеты и пробелы, что делает их потенциально коррупционными. Это является основанием для их дальнейшей детальной доработки.

1. Подопригора Р.А. Анализ КоАП на предмет коррупционности.

2. Кодекс об административных правонарушениях.

***

In given article analyzed code about administrative offenses of Republic of Kazakhstan on presence of blanks and collisions which can be used in practical activities as conditions for fulfillment of corruption infringements is carried out.

***

Тиісті мақалада практикалық қызметте сыбайлас жемқорлық əрекеттерінің жасалуы үшін алғышарттар ретінде болуы мүмкін. ҚР əкімшілік құқық бұзушылықтар туралы кодексінде орын алған кемістіктер мен қайшылықтар қаралып, тиісінше кодекске талдау жасалған.