• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

АМБУЛАТОРИЯЛЫҚ ПАЦИЕНТЕРІНІҢ АСҚЫНБАҒАН УРОЛОГИЯЛЫҚ ИНФЕКЦИЯЛАРДЫҢ МИКРОБИОЛОГИЯЛЫҚ

Рисунок 3. Микробный пейзаж мочи стационарных пациентов отделения урологии

(Figure 3. Microbiologic landscape of urine samples from hospital patients).

Как видно из рисунка 3, основными патогенами уроинфекций у данной категории пациентов является штаммы E.coli 28,1% (51), K.pneumoniae 22,0% (40), микроорганизмы рода Enterococcus 17,6% (32), а именно Enterococcus faecalis 15,4% (28) и штаммы синегнойной палочки 10,4% (19) от общего количества выделенных микроорганизмов. Из грамположительной флоры S.aureus выделялся в 3,3% случаях (6), коагулазоотрицательные стафилококки в 6,0% (10).

В таблице 1 представлены сравнительные данные по микрофлоре мочи амбулаторных и стационарных пациентов. Видно, что микробный пейзаж мочи стационарных больных намного разнообразнее, чем у амбулаторных пациентов. В моче амбулаторных пациентов семейство кишечных бактерий было представлено тремя видами: E.coli, K.pneumoniae и Proteus sp., причем на долю E.coli приходилось 76% от всех выделенных микроорганизмов. В таком же биоматериале стационарных пациентов E.coli выделялась только в 28,1% случаях (p<0,001). Следует также отметить, что видовой состав кишечных бактерий в моче стационарных пациентов представлен шире:

Enterobacter cloacae, Citrobacter freundii, Serratia fonticola. Необходимо также отметить выделение в моче больных отделения урологии в 13,1% случаях представителей семейства неферментирующих бактерий, отличающихся повышенной резистентностью к антибиотикам. Но ни одного представителя данного семейства, не было обнаружено в моче пациентов из поликлиник (p<0,001).

Таким образом, сравнительный анализ микрофлоры мочи пациентов поликлиники и стационара показал существенные различия, как в качественном, так и в количественном микробном пейзаже.

В моче стационарных больных штаммы синегнойной палочки были выделены в 10,4% случаях (p<0,001). У стационарных больных также достоверно чаще выделялись из мочи и бактерии вида Enterococcus faecalis - 15,4%, а в таком же биоматериале пациентов

из поликлиник бактерии данного вида были обнаружены только в 2,6% (p<0,001).

В таблице 2 представлен анализ результатов определения чувствительности двух сравниваемых групп, где выявлены статистически достоверно значимые различия: к ампициллину 43,8% у амбулаторных пациентов и 19,3% у стационарных пациентов (p<0,01), к цефалоспоринам III поколения 66,6% против 47,0% (p<0,05), к хинолонам 68,4% и 33,3% (p<0,01) соответственно; наибольшая разница между двумя группами отмечалась к ко-тримоксазолу – 89,4% у амбулаторных пациентов и 50,9% у стационарных пациентов (p<0,001).

Обсуждение

Результаты нашего исследования микробного пейзажа мочи у амбулаторных пациентов с ИМП оказались ожидаемыми, более 85% выделенных штаммов относились к грамотрицательной флоре, среди которых лидирующую позицию занимает E. coli (76% от общего количества выделенных микроорганизмов), и совпадают с данными других исследований [9,11,13,18,15,14]. Следует отметить, что видовой состав выделенной микрофлоры не отличается таким разнообразием, как у пациентов стационарного профиля, где чаще всего основными бактериальными агентами являются условно-патогенные

энтеробактерии, неферментирующие

грамотрицательные бактерии (НГОБ), а также энтерококки, что несомненно повышают степень осложнения ИМП. При сравнении микробного пейзажа стационарных пациентов анализ данных показал, что основным патогеном осложненных ИМП является E.coli, однако процент обнаружения составил всего 28,1% (у амбулаторных пациентов этот показатель составил 76%), на втором месте оказались штаммы K.pneumoniae 22,0%, замыкает тройку лидеров по частоте обнаружения патогенов – штаммы Enterococcus spp.

17,6%. Необходимо отметить высокую частоту встречаемости НГОБ – 13,2%, среди которых P.aeruginosa обнаруживалась в 10,4% случаях.

Анализ результатов оценки чувствительности уроштаммов кишечной палочки у амбулаторных пациентов показал вариабельный уровень чувствительности к антимикробным препаратам. Как известно, β-лактамные антибиотики считаются альтернативным препаратами при лечении несложных ИМП. Результаты нашего исследования подтверждают это, так, например, у штаммов E.coli, полученных от амбулаторных пациентов чувствительность к цефалоспоринам III поколения – цефтазидиму и цефтриаксону была на уровне 66,6%. При сравнении результатов исследования чувствительности, уроштаммов кишечной палочки, полученных от стационарных пациентов оказались статистически достоверно ниже (р<0,05) – 49,0%; к ампициллину 43,8% и 19,3% (р<0,05) соответственно.

Cреди ингибитор защищенных пенициллинов наибольшая чувствительность наблюдается к амоксициллин/клавуланату – 84,2%, полученные данные схожи с исследованием проводимом в Нидерландах [8], где чувствительность к

амоксициллин/клавуланату и ко-тримоксазолу составила 88%, в Германии [12] этот показатель составил 72,7%.

Как известно, фторхинолоны, ко-тримоксазол и нитрофурантоин по-прежнему являются подходящими эмпирическими вариантами для лечения неосложненных ИМП [5]. Так чувствительность штаммов E.coli к ципрофлоксацину выше 85% показана в исследовании неосложненных ИМП у внебольничных пациентов, проводимом в шести европейских странах [16], однако наши результаты оценки чувствительности к хинолонам не превышают 70%. Исследование чувствительности к нитрофурантоину показало высокую активность в отношении уроштаммов E.coli как у амбулаторных (94,7%), так и у стационарных (86,2%) пациентов без статистически достоверной разницы.

Согласно данным исследования SARHA, проводимом в Германии при внебольничных неосложненных ИМП, чувствительность штаммов E.coli к ко-тримоксазолу составила 86% [12]. B. Bedenic (2006) в своем исследовании показал высокую эффективность ко-тримоксазола в отношении наиболее частых возбудителей инфекции мочевыводящих путей: E.coli, K.pneumoniae, E.cloacae [6]. Результаты нашего исследования показали, что у амбулаторных пациентов уроштаммы кишечной палочки обладали чувствительностью к ко-тримоксазолу в 89,4% случаев, у стационарных пациентов этот показатель составил всего 50,9% (р<0,001).

Заключение

В ходе проведенного нами микробиологического исследования было установлено что, основным патогеном неосложненных ИМП у амбулаторных пациентов являются штаммы E.coli, которые обладали высоким уровнем чувствительности к нитрофурантоину и ко-тримоксазолу.

Вклад авторов – все авторы внесли равноценный вклад при подготовке данного материала.

Конфликт интересов – авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование – работа выполнена без финансовой поддержки.

Авторы заверяют, что результаты данного исследования не были опубликованы ранее в других изданиях и не находятся на рассмотрении в других издательствах.

Литература:

1. Рязанцев В.Е., Власов В.В., Румянцев Ф.В., Киушкин В.О. Динамика антибиотикорезистентности у больных урологического профиля // Эффективная фармакотерапия. 2020. Т. 16. № 3. С. 8–13.

2. Методические указания по стандартам микробиологических исследований в лаборатории клинической микробиологии. Астана. 2008. С.11-12

3. Akram M., Shahid M., Khan A.U. Etiology and antibiotic resistance patterns of community-acquired urinary tract infections in J N M C Hospital Aligarh, India // Annals of Clinical Microbiology and Antimicrobials. 2007.6(4).

doi.org/10.1186/1476-0711-6-4

4. Alos J.I., Serrano M.G., Gomez-Garces J.L., Perianes J. Antibiotic resistance of Escherichia coli from

community-acquired urinary tract infections in relation to demographic and clinical data // Clinical Microbiology and Infection. 2005. 11 (3): P. 199-203

5. Bader M.S., Hawboldt J., Brooks A. Management of complicated urinary tract infections in the era of antimicrobial resistance. 2010 // Postgraduate Medicine.

2010. 122(6):7-15

6. Bedenic B. Urinary bactericidal activity of oral antibiotics against common urinary tract pathogens in an ex vivo model // Chemotherapy. 2006. 52(6):6293-7

7. Butler C.C., Hillier S., Roberts Z., Dunstan F., Howard A., Palmer S. Antibiotic-resistant infections in primary care are symptomatic for longer and increase workload:outcomes for patients with E.coli UTIs // Br J Gen Pract. 2006. 56:686–692

8. Driel A.A., Notermans D.W., Meima A., Mulder M., Donker G.A., Stobberingh E.E., Verbon A. Antibiotic resistance of Escherichia coli isolated from uncomplicated UTI in general practice patients over a 10-year period // Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2019. 38(11):2151–2158.

9. Erdem I., Ali R.K., Ardic E., Omar S.E., Mutlu R., Topkay A.E. Community-acquired lower urinary tract infections: etiology, antimicrobial resistance, and treatment results in female patients // J Glob Infect Dis.

2018.10(3):129–132. doi: 10.4103/jgid.jgid_86_17

10. Goldstein F.W. Antibiotic susceptibility of bacterial strains isolated from patients with community-acquired urinary tract infections in France. Multicentre Study Group //

Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2000, 19: 112-117

11. Keyhan H., Sedighi S., Mashayekhi B., Fathi M., Mokhtari M. Community acquired urinary tract infections’

etiological organisms and antibiotics susceptibility patterns // Nephro-Urol. 2017.9(5):e62146. doi:

10.5812/numonthly.62146.

12. Klingeberg A., Noll I., Willrich N. et al. Antibiotic- resistant E.coli in uncomplicated community-acquired urinary tract infection. A prospective cohort study from 2015/16 (the SARHA Study) compared with data from the Antimicrobial resistance surveillance system (ARS) // Dtsch Arztebl Int. 2018. 115 (29-30): 494–500.

13. Lee D.S., Lee S.J., Choe H.S. Community-acquired urinary tract infection by Escherichia coli in the era of antibiotic resistance // BioMed Research International.

2018.doi.org/10.1155/2018/7656752

14. Lee S.J., Lee D.S., Choe H.S., Shim B.S., Kim C.S., Kim M.E., Cho Y. Antimicrobial resistance in community- acquired urinary tract infections: results from the Korean Antimicrobial Resistance Monitoring System // J Infect Chemother. 2011. 17:440–446.

15. McIsaac W.J., Moineddin R., Meaney C., Mazzulli T. Antibiotic-resistant Escherichia coli in women with acute cystitis in Canada // Can J Infect Dis Med Microbiol.

2013.24:143-149.

16. Ny S., Edquista P., Dumpisc U. et al. Antimicrobial resistance of Escherichia coli isolates from outpatient urinary tract infections in women in six European countries including Russia // Journal of Global Antimicrobial Resistance. 2019. 17:25-34

17. Schito G.C., Naber K.G., Botto H., Palou J., Mazzei T., Gualco L., Marchese A. The ARESC study: an international survey on the antimicrobial resistance of pathogens involved in uncomplicated urinary tract infections // Int J Antimicrob Agents. 2009. 34(5):407-13.

18. Stapleton A.E., Wagenlehner F.M.E., Mulgirigama A., Twynholm M. Escherichia coli resistance to fluoroquinolones in community-acquired uncomplicated urinary tract infection in women: a systematic review //

Antimicrob Agents Chemother. 2020.64:e00862-20.

doi.org/10.1128/AAC.00862-20

19. The European Committee on Antimicrobial Susceptibility Testing. Breakpoints tables for interpretation of MICs and zone diameters. 2018. Version 8.1.

References [1-2]:

1. Ryazantsev V.E., Vlasov V.V., Rumyantsev F.V., Kiushkin V.O. Dinamika antibiotikorezistentnosti u bol'nykh urologicheskogo profilya [Dynamics of antibiotic resistance in patients with urological profile]. Effektivnaya farmakoterapiya [Effective pharmacotherapy]. 2020. T. 16.

№ 3. pp. 8–13. [in Russian]

2. Metodicheskie ukazaniya po standartam mikrobiologicheskikh issledovanii v laboratorii klinicheskoi mikrobiologii [Guidelines for standards of microbiological research in the Laboratory of Clinical Microbiology]. Astana.

2008. pp.11-12 [in Russian]

Контактная информация:

Ергалиева Айгерим Сакеновна - ст.ординатор микробиологической лаборатории АО «Национальный научный медицинский центр». г.Нур-Султан, Республика Казахстан

Почтовый индекс: Республика Казахстан, 010009, г.Нур-Султан, пр.Абылайхана, 42 Email: ergaliaigerim@gmail.com

Телефон: +77752031270

Получена: 30 сентября 2021 / Принята: 10 февраля 2022 / Опубликована online: 28 февраля 2022 DOI 10.34689/SH.2022.24.1.007

УДК 614.2:616.2

ҚАУІП ФАКТОРЛАРЫНЫҢ ӘСЕРІНЕН ЖҮРЕК - ҚАНТАМЫР ЖҮЙЕСІ

Outline

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР