• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

Пример дозового распределения при 3D конформной ЛТ молочной железы

In document Science & Healthcare (бет 119-122)

СҮТ БЕЗІ ОБЫРЫ КЕЗІНДЕГІ ГИПЕРФРАКЦИОНДЫ СӘУЛЕЛІ ТЕРАПИЯДАН КЕЙІНГІ ТЕРІДЕГІ СӘУЛЕЛІ

Рисунок 2. Пример дозового распределения при 3D конформной ЛТ молочной железы

Стадирование лучевых повреждений кожи у больных, включенных в исследование, проведено согласно международной шкале Исследовательской группы по лучевой терапии RTOG/EORТС [7] во время проведения ЛТ, а также через 3 и 6 месяцев после завершения курса ЛТ. Согласно данной шкалы лучевые реакции кожи распределялись как:

0 степень - нет клинических проявлений:

I степень - легкая эритема, сухой дерматит, эпиляция;

II степень – выраженная эритема, очаговый влажный дерматит, умеренный отек;

III степень – сливной влажный дерматит, выраженный отек;

IV степень - лучевая язва, некроз.

Составление баз данных и статистическая обработка на персональном компьютере проводилась в программе SPSS Statistics версия 20. Для сравнения данных степеней лучевых реакций кожи нами был использован U-критерий Манна-Уитни. Во всех случаях применяли 95% ДИ и двусторонний р. Значимыми считали различия с вероятностью не менее 95% (р ≤ 0,05).

Результаты.

Основные характеристики пациентов представлены в таблице 1. Средний возраст составил 56,5 ± 10,9 (диапазон 35,6-81,2).

Таблица 1.

Характеристика пациентов, абс.число (%).

Характеристика пациентов ТЛТ ГФЛТ Сторона поражения Левая 46 (57.4%) 42 (52.5%)

Правая 35 (43.7%) 38 (47.5%) Стадия I 5 (6.4%) 13 (16.3%) IIa 31 (39.6.%) 28 (35.0%) IIB 30 (37.7%) 26 (32.5%) IIIA 5 (4.7%) 4 (5.0%) IIIB 9 (11.6%) 9 (11.2%)

T T1 5 (6.3%) 11 (13.8%)

T2 48 (60.0%) 52 (65.0%) T3 15 (18.8%) 10 (12.5%) T4 12 (14.9%) 7 (8.7%)

Всего 80(100%) 80(100%)

При анализе данных степеней лучевых повреждений кожи в зависимости от метода фракционирования ЛТ, установлено, что при ГФЛТ проявлений лучевых повреждений кожи II степени в сравнении со стандартным режимом фракционирования дозы отмечались в 2 раза реже, чем при ТЛТ.

Показатели степеней лучевых реакций кожи показаны в Таблице 2.

Таблица 2.

Анализ степеней лучевых реакций кожи по шкале RTOG.

Степень 0 Степень 1 Степень 2

ГФЛТ ТЛТ ГФЛТ ТЛТ ГФЛТ ТЛТ

В течение курса ЛТ 66(82.3%) 48(59.6%) 14(17%) 26(32.5%) 3(3.8%) 8(10.1%)

Через 3 месяца 74 (93%) 67(83.2%) 7(9%) 15(19.1%) - -

Через 6 месяцев 80 (100%) 80 (100%) - - - -

У более чем 80 % пациентов, получавших ГФЛТ, не было отмечено лучевых реакций кожи. Частота легкой токсичности (2 степени) была низкой (p = 0,23) в

основной группе в сравнении с контрольной.

Применение метода гипофракционированной лучевой терапии позволило значительно уменьшить число

ранних лучевых повреждений кожи и мягких тканей у больных РМЖ.

Обсуждение

Лучевая терапия на оставшуюся часть молочной железы является стандартным и обязательным компонентом комплексного лечения РМЖ, снижает частоту локальных рецидивов и увеличивает продолжительность жизни больных [19].

За прошедшее десятилетие было проведено множество рандомизированных исследований, в которых изучались данные 10-летнего мониторинга пациенток, получивших курсы ГФЛТ в сравнении со стандартным режимом фракционирования СОД [3, 10]. Метаанализ этих исследований показал, что ускоренные гипофракционированные режимы лучевой терапии снижают частоту рецидивов по сравнению со стандартной лучевой терапией. В исследовании OCOG локальные рецидивы за 10 лет составили 6,7 % у больных после стандартной лучевой терапии, а после ускоренного гипофракционированного режима лечения 6,2 %. В исследовании START В также отмечена меньшая частота рецидивов после применения ускоренного режима радиотерапии РОД 2,67Гр: 2%

против 3,3% после стандартной радиотерапии [14]. Были отмечены более высокие показатели 5-летней общей выживаемости у больных, получивших ускоренные режимы лучевой терапии в исследованиях START В и OCOG по сравнению со стандартной радиотерапией (90,4% против 87,5% и 92,3% и 91,7%, соответственно).

Несмотря на увеличение РОД при ускоренных и гипофракционированных режимах лучевой терапии, частота постлучевых повреждений кожи, подкожной клетчатки, легких и сердца была эквивалентна или ниже, чем при стандартной лучевой терапии [2]. Частота поздних лучевых повреждений кожи после гипофракционированных режимов лучевой терапии встречалась на 3,8%-9,3% реже, чем после стандартной лучевой терапии. Достоверно доказано, что гипофракционированная ЛТ, ввиду меньшего количества фракций, обеспечивает снижение количества лучевых реакций кожи, по сравнению с традиционным режимом подведения дозы облучения [5].

Согласно данным проведенных клинических испытаний все больше увеличивается интерес исследователей к вопросу о применении гипофракционированных режимов ЛТ при лечении РМЖ I–II стадий. До сих пор исследований использования данных режимов лечения в Республике Казахстан в настоящее время нет, что делает данную проблему актуальной.

Вывод.

Результаты нашего исследования показывают, что применение метода гипофракционированной лучевой терапии позволило значительно уменьшить число ранних лучевых повреждений кожи и мягких тканей у больных РМЖ.

Полученные в нашем исследовании данные позволили нам достоверно доказать, что применение метода ГФЛТ в суммарной очаговой дозе 43,2 Гр за 16 фракций, вводимых в течение 3,5 недель, является эффективным и безопасным методом при комплексном лечении рака молочной железы.

Предложенный метод ГФЛТ в программе комплексного лечения при раке молочной железы представляет собой удачное сочетание параметров дозы за фракцию, продолжительности облучения и общей дозы. Важной особенностью данного метода является снижение числа возникновения ранних лучевых повреждений тканей без ухудшения косметических результатов лечения. Данный режим фракционирования может быть рекомендован для дальнейшего использования в клинической практике.

Исследование продолжает оценивать долгосрочные результаты.

Источники финансирования.

Данное исследование проведено при грантовом финансировании Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан №4886.

Конфликт интересов.

При проведении исследования и написании статьи со стороны авторов конфликт интересов отсутствует.

Вклад авторов

Косымбаева Е.О.– набор материала, обработка данных, написание статьи.

Адылханов Т.А. - научное руководство.

Литература:

1. Abiltayeva A. et al. Clinical , Histopathological and Molecular Characteristics of Metastatic Breast Cancer in North-Eastern Kazakhstan  : a 10 Year Retrospective Study // Asian Pacific J. Cancer Prev. J Cancer Prev. 2016.

V. 17. № 10. p. 4797–4802.

2. Agrawal R.K. et al. The UK Standardisation of Breast Radiotherapy (START) Trial B of radiotherapy hypofractionation for treatment of early breast cancer: a randomised trial // Lancet. 2008.

3. Baissalbayeva A., Abiltayeva A. Hypofractionated radiotherapy in post-operative irradiation for breast cancer patients, 2014. 70 p

4. Beysebayev E. et al. Spatial and Temporal Epidemiological Assessment of Breast Cancer Incidence and Mortality in Kazakhstan, 1999-2013 // Asian Pac. J.

Cancer Prev. 2015. Т. 16. № 15. p. 67-95.

5. Budach W., Blke E., Matuschek C. Hypofractionated radiotherapy as adjuvant treatment in early breast cancer. A review and meta-analysis of randomized controlled trials //

Breast Care. 2015.

6. Ciammella P. et al. Toxicity and cosmetic outcome of hypofractionated whole-breast radiotherapy: predictive clinical and dosimetric factors // Radiat. Oncol. 2014.

7. Cox J.D., Stetz J., Pajak T.F. Toxicity criteria of the Radiation Therapy Oncology Group (RTOG) and the European Organization for Research and Treatment of Cancer (EORTC) // Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1995. V.

31. № 5. p. 1341–1346.

8. Curado M.P., Voti L., Sortino-Rachou A.M. Cancer registration data and quality indicators in low and middle income countries: Their interpretation and potential use for the improvement of cancer care // Cancer Causes Control.

2009. Т. 20. № 5. p. 751–756.

9. Davis N.M. и др. Deregulation of the EGFR/PI3K/PTEN/Akt/mTORC1 pathway in breast cancer:

possibilities for therapeutic intervention // Oncotarget. 2014.

V. 5. № 13. p. 4603–4650.

10. Deantonio L. et al. Hypofractionated radiation therapy for breast cancer: Long-term results in a series of 85 patients // Tumori. 2016. V. 102. № 4. p. 398–403.

11. Dunnwald L.K., Rossing M.A., Li C.I. Hormone receptor status, tumor characteristics, and prognosis: a prospective cohort of breast cancer patients // Breast Cancer Res. 2007.

12. Harper J.L. et al. Skin toxicity during breast irradiation: Pathophysiology and management // South.

Med. J. 2004. V. 97. № 10. p. 989–993.

13. Hau E. et al. Radiotherapy breast boost with reduced whole-breast dose is associated with improved cosmesis: The results of a comprehensive assessment from the St. George and Wollongong randomized breast boost trial // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 2012.

14. Haviland J.S. et al. Late normal tissue effects in the arm and shoulder following lymphatic radiotherapy: Results from the UK START (Standardisation of Breast Radiotherapy) trials // Radiother. Oncol. 2017. V. 12.

15. Jemal A. et al. Global cancer statistics // CA. Cancer J. Clin. 2011. V. 61. № 2. p. 69–90.

16. Kumar S. et al. Management of skin toxicity during radiation therapy: A review of the evidence // J. Med.

Imaging Radiat. Oncol. 2010.

17. Lettmaier S. et al. Radiation exposure of the heart, lung and skin by radiation therapy for breast cancer: A dosimetric comparison between partial breast irradiation using multicatheter brachytherapy and whole breast

teletherapy // Radiother. Oncol. 2011.

18. Lilla C. et al. Predictive factors for late normal tissue complications following radiotherapy for breast cancer //

Breast Cancer Res. Treat. 2007. V. 106. № 1. p. 143–150.

19. Lin R., Tripuraneni P. Radiation Therapy in Early- Stage Invasive Breast Cancer // Indian J. Surg. Oncol.

2011.

20. McGale P. et al. Effect of radiotherapy after mastectomy and axillary surgery on 10-year recurrence and 20-year breast cancer mortality: Meta-analysis of individual patient data for 8135 women in 22 randomised trials //

Lancet. 2014.

21. Meattini I. et al. Overview on cardiac, pulmonary and cutaneous toxicity in patients treated with adjuvant radiotherapy for breast cancer // Breast Cancer. 2017.

22. Naghavi M. The global burden of cancer 2013 //

JAMA Oncol. 2015. V. 4. № 1. p. 52.

23. Newhauser W. International Commission on Radiation Units and Measurements Report 78: Prescribing, Recording and Reporting Proton-beam Therapy // Radiat.

Prot. Dosimetry. 2009. V. 133. № 1. p. 60–62.

24. Smittenaar C.R. et al. Cancer incidence and mortality projections in the UK until 2035 // Br. J. Cancer.

2016. V. 115. p. 1147–1155.

25. Tortorelli G.et al. Standard or hypofractionated radiotherapy in the postoperative treatment of breast cancer:

a retrospective analysis of acute skin toxicity and dose inhomogeneities.

Контактная информация:

Косымбаева Евгения Олеговна - докторант PhD 3-го года обучения по специальности «Медицина»

Государственного медицинского университета города Семей.

Почтовый адрес: Республика Казахстан, 071400 г. Семей, ул. Абая, 103.

E-mail: Eva13.03@mail.ru Телефон: 87054441265

Получена: 29 августа 2018 / Принята: 5 ноября 2018 / Опубликована online: 31 декабря 2018 ӘОЖ: 614.2-616-006-616-083(574.42)

ИНКУРАБЕЛЬДІ ПАЦИЕНТТЕРДІҢ ТУЫСТАРЫНЫҢ ПІКІРІНІҢ

In document Science & Healthcare (бет 119-122)

Outline

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР