• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

Причины отсутствия вакцинации у детей в Республике Казахстан за 2018-2019 гг

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНДА ҚЫЗЫЛШАНЫҢ ВАКЦИНАЛЫҚ ЖӘНЕ СЫРҚАТТАНУШЫЛЫҚ КӨРСЕТКІШІ

Рисунок 8. Причины отсутствия вакцинации у детей в Республике Казахстан за 2018-2019 гг

(Figure 5. Age characteristics of children from 12 months to 14 years of measles cases in the Republic of Kazakhstan).

Сравнительный анализ гендерной характеристики показал одинаковые результаты по относительным показателям в обеих группах детей (дети до 1 года и дети от 1 года до 14 лет), тогда как имеются различия в абсолютных показателях гендерного распределения. В категории детей до 1 года дети мужского и женского пола составили 41,8% (n=2213; n=1764). Тогда как, в категории от 1 года до 14 лет дети мужского и женского пола составили 58,2% (n=3287; n=2457), что может говорить об отсутствии определенных закономерности относительно пола детей. (Рис.6)

Рисунок 6. Гендерная характеристика детей, заболевших корью в Республике Казахстан.

(Figure 6. Gender characteristics of children with measles in the Republic of Kazakhstan).

С целью анализа связи роста заболеваемости корью и наличием вакцинацией, нами были изучены данные уровня охвата иммунизацией детей в возрастной категории до 1 года и от 1 года до 14 лет, заболевших корью в период с ноября 2018 г по декабрь 2019 года.

Изучая данные вакцинации среди заболевших корью детей по Казахстану, выяснилось, что в двух возрастных категориях половина детей не были вакцинированы по различным причинам: дети до 1 года 50,2 % (n=4098), от 1 года до 14 лет не прививались вакциной ККП в 49,8%

(n=4072) (рисунок 7).

Рисунок 7. Количество не привитых детей, заболевших корью в Республике Казахстан.

(Figure 7. The number of unvaccinated children with measles in the Republic of Kazakhstan).

При изучении причин отсутствия вакцинации, установлено, что основной контингент заболевших детей до 1 года - 96,4% (n=3943) случаев, не были привиты в связи не достижением прививочного возраста, медицинский отвод зарегистрирован у 3% (n=123) пациентов, отказ родителей от вакцинации наблюдался у 0,63% (n=26) пациентов, также отсутствовали данные о привитости 0,1% (n=5). В следующей категории детей, в возрасте от 1 года до 14 лет причины не полного охвата вакцинацией распределились следующим образом:

самовольный отказ родителей от вакцинации – 40,2%

(n=1713), 55,3% (n=2356) зарегистрирован, как медицинский отвод, не было данных о привитости у 4,5%

(n=191) пациентов (рис 8).

Рисунок 8. Причины отсутствия вакцинации у детей в Республике Казахстан за 2018-2019 гг.

(Figure 8. Reasons for the lack of vaccination in children for 2018-2019 in the Republic of Kazakhstan).

Заболеваемость приняла вспышечный характер в 4- х регионах страны, где количество заболевших превысило 1000 больных: Нур-Султан – 22,9% (n=3181), в г. Шымкент – 22,3% (n=3095), в Мангистауской – 10,3%

(n=1428) и в Туркестанской области– 8% (n=1110).

Регионы, где количество заболевших корью составило от 200 до 1000: Атырауская (n=775), Алматинская (n=617), Кызылординская (n=535), Карагандинская (n=364), Жамбылская (n=433), Акмолинская (n=312), Актюбинская (n=283), СКО (n=280), Павлодарскя (n=208) области и г.Алматы (n=850), до 200 случаев заболевания зарегистрированы в Костанайской (n=193), а также в Западно– Казахстанской (n=122) и Восточно Казахстанской (n=87) областях.

Обсуждение

Известно, что корь высококонтагиозное заболевание. Передача вируса воздушно-капельным путем позволяет ему легко распространяться среди восприимчивых групп населения, и единственной эффективной мерой предотвращения болезни является вакцинация. Учитывая его высокую репродуктивную численность, необходимы высокие уровни охвата вакцинацией для предотвращения продолжающейся передачи, в частности, уровни выше 95%, в идеале в диапазоне 96–99% [5]. Наше исследование показало, что вакцинация - это больше, чем просто личный выбор.

Решение отказаться от вакцинации или отложить ее оказывает отрицательное влияние не только на личное, но и на общественное здоровье.

До того, как иммунизация стала возможной, корь была типичным детским заболеванием, и более 90%

населения имели иммунитет к 15 годам. Заболевание может закончиться тяжелыми, а иногда и летальными осложнениями. Несмотря на то, что в период с 2000 по 2011 год во всем мире число смертей, связанных с корью, снизилось на 71%, вирус продолжает вызывать около 158 000 смертей ежегодно [10].

Показатели заболеваемости корью в РК в период с 1998 г. по 2019 год характеризуются наибольшим подъемом в 2004 году, что составило 106,4% (n=16118).

На фоне проведения дополнительной иммунизации в 2005-2006 годы, наблюдается снижение заболеваемости от 106,4% (n=16118) до 0,71% (n=109) в 2006 году с последующим пиком до 13,54% (n=2341) в 2015 году, несмотря на снижение и относительную стабилизацию показателей благодаря стабильно высокому коллективному иммунитету, в последующие годы, когда количественные изменения параметров эпидемического процесса перешли в качественные, в 2019 году мы наблюдаем повторно значительный рост заболевших, который составил 81,9% (n=13 312).

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) направлена против кори для ликвидации к 2020 году, который, кажется еле достижимой цели. В период с 2008 по 2010 год прогресс в сокращении числа случаев кори и смертности от кори во всем мире оставался неизменным в основном из-за многочисленных продолжительных вспышек кори в Африке, Индии и странах Западной Европы [17] .

С января 2018г. по июнь 2018г. в нашей республике наблюдается рост заболеваемости корью 576 случаев, соответственно Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) зарегистрировано > 41 000 случаев кори, включая 37 смертельных случаев, что является рекордным показателем с 1990-х годов [3].

По состоянию на 20 декабря 2018г.

зарегистрировано 336 случаев кори из 26 штатов и округа Колумбия, включая 17 вспышек, определенных как 3 или более связанных случая. С 1 января 2019 г. по 17 мая 2019 г. было зарегистрировано еще 880 случаев кори из 24 штатов [4]. Хотя корь была ликвидирована в Соединенных Штатах в 2000 году, случаи завоза в страну продолжают завозиться, и из-за этого завоза продолжают происходить внутренние вспышки. В период 2014-2016 года количество случаев кори в нашей республике повысилось до 2341 (13,5%) случаев, в Соединенных Штатах от 55 (в 2012 году) до 667 (в 2014 году) [4].

Причина рекордно высокого числа случаев кори в Европейском регионе ВОЗ заключается в низком охвате иммунизацией; 87% зарегистрированных случаев не были вакцинированы. [7] В Европе уровень вакцинации среди населения и сообществ варьируется от <70% до 95%. [24]

Хороший охват вакцинацией против MCV имеет важное значение для предотвращения возврата к довакцинальной эре, когда корь все еще являлась причиной большого числа случаев и высокой смертности. Целевой показатель для устранения инфекции – охват > 95%. При снижении порога охвата, риск вспышек кори или эпидемий экспоненциально возрастает. Недавнее исследование, проведенное в Италии, показало, что снижение охвата вакцинированных ниже 90% связано с двукратным увеличением числа госпитализированных случаев кори.

[12] Кроме того, что около 95% вакцин вырабатывают достаточно антител для защиты от кори после первой дозы вакцины. Уровень защиты увеличивается до 99%

после второй вакцинации [6, 13, 22]

В Республике Казахстан согласно национальному прививочному календарю с 2006 года вакцина ККП вводилась в 12 месяцев, учитывая неблагополучную эпидемиологическую ситуацию по коре в мире - с 1 апреля 2019 года в республике началась дополнительная программа иммунизации населения. В программу вакцинации вошли дети, достигшие возраста девяти месяцев, лица до 30 лет с неизвестным прививочным статусом, ранее не привитые и не переболевшие корью, привитые пять и более лет назад одной прививкой против кори в очагах инфекции, а также медицинские работники.

Данные по изучению вакцинального статуса у детей в РК, имеют существенные пробелы. В результате чего происходят периодические вспышки кори в нашей республике, в связи с чем, 20-50% детского населения в 2018 и 2019 гг. получали лечение в инфекционных стационарах. Это во многом связано с пациентами, скептически относящимися к вакцинам. В некоторых странах, внедрена система штрафования за «не получение» вакцины указанных в прививочном календаре. Финансовые штрафы применялись в неевропейских странах с некоторым успехом.

Например, в Австралии, через 6 месяцев после внедрения программы «No Jab No Pay» (программа без вакцинации и семейных налоговых льгот) в начале 2016 года, «полная иммунизация» детей в возрасте 1 года и 5 лет возраста оба достигли рекордных высот. [9]

При пересчете на евро страной с самым высоким финансовым штрафом была Венгрия, где родители могли столкнуться с финансовым штрафом в размере до 500 000 форинтов (~ 1600 евро или ~ 1800 долларов) в 2016 году, если они не соблюдали требования вакцинации. Страной с самым низким финансовым штрафом была Болгария, где родители могли быть оштрафованы на максимум 300 левов (~ 150 евро или ~ 170 долларов США) в 2016 году, если они не соблюдали требования вакцинации. [21]

Выводы.

По результатам данного исследования проанализирован рост заболевания корью в Республике Казахстан за 2018-2019 годы. Большинство заболевших приходится на детей до 14 лет 73% (n=10189). На сегодняшний день доказано, что самым надежным средством предотвращения кори является вакцинация населения. Подавляющее большинство вспышек данного заболевания связано с недостатками иммунитета, которые вызваны ограниченным охватом населения в программах вакцинации. В данном исследований выявлен низкий охват вакцинации среди детей до 1 года 50,2 % (n=4098), от 1 года до 14 лет 49,8% (n=4072), который связан с разными причинами (не достижение возраста, медицинский отвод, отказ родителей от вакцинации).

Заключение

На сегодняшний день необходимо повышать уровень значимости вакцинации против кори, проводя санитарно-просветительную работу, для осознания риска заражения вирусом кори у нашего населения, так как имеются доказательства, что с помощью эффективных комбинированных вакцин, можно добиться элиминации кори во всем мире. Необходимо определить области с неадекватной иммунизацией, повысить осведомленность труднодоступного населения, чтобы способствовать их поведению в отношении вакцинации, повторить кампанию вакцинации против кори, чтобы охватить всех детей, провести дальнейшие исследования на уровне сообществ, для выявления иммунологических статус и причины неэффективности вакцины. Вехой на пути к элиминации кори является достижение> 95% охвата вакцинацией 2 дозами MMR, но это должно быть актуальным, а не только на бумаге. Финансовые штрафы могут быть эффективной мерой в комплексной программе обязательной вакцинации, хотя они должны сопровождать другие меры, включая стабильные поставки вакцин и обучение вакцинации, чтобы охватить тех, кто отказывается вакцинировать.

Вклад авторов. Все авторы принимали равносильное участие при написании данной статьи.

Конфликт интересов: авторы сообщают об отсутствии конфликтов интересов.

Финансирование: не проводилось.

Сведения о публикации: результаты данного исследования не были опубликованы ранее в других журналах и не находятся на рассмотрении в других издательствах

Литература:

1. Мазанкова Л.Н., Нестерина Л.Ф., Горбунов С.Г. Корь у детей. Российски вестник перинатологии и педиатрии, 3, 2012. 49-55.

2. Abeev A., Zhylkibayev A., Kamalova D., Kusheva N., Nusupbaeva G., Tleumbetova N., Smagul M., Beissenova S., Aubakirova S., Kassenova Z., Demessinova B., Amanbayev A., Ramankulov Y., Shevtsov A.

Epidemiological Outbreaks of Measles Virus in Kazakhstan during 2015 // Japanese journal of infectious diseases,

2018. 71(5), 354–359.

doi.org/10.7883/yoken.JJID.2017.565

3. Angelo K.M., Gastañaduy P.A., Walker A.T., Patel M., Reef S., Lee C.V., Nemhauser J. Spread of Measles in Europe and Implications for US Travelers // Pediatrics, 2019. 144(1), e20190414. doi.org/10.1542/peds.2019-0414

4. Centers for Disease Control and Prevention.

Measles cases and outbreaks. Measles cases in 2019.

Available at: https://www.cdc.gov/measles/cases- outbreaks.html

.

Available: 03.05.2019.

5. Dascalu S. Measles Epidemics in Romania:

Lessons for Public Health and Future Policy. Frontiers in

public health, 2019. 7, 98.

doi.org/10.3389/fpubh.2019.00098

6. De Serres G., Boulianne N., Defay F., Brousseau N., Benoît M., Lacoursière S., Guillemette F., Soto J., Ouakki M., Ward B.J., Skowronski D.M. Higher risk of measles when the first dose of a 2-dose schedule of measles vaccine is given at 12-14 months versus 15 months of age // Clinical infectious diseases: an official publication of the Infectious Diseases Society of America, (2012). 55(3), 394–402. doi.org/10.1093/cid/cis439

7. European Centre for Disease Prevention and Control. Measles outbreaks still ongoing in 2018 and deaths reported from four countries. 2018.

https://www.ecdc.europa.eu/en/news-events/measles- outbreaks-still-ongoing-2018-and-fatalities-reported-four- countries. Avalable: 09.11.2019.

8. Griffin D.E. Measles Vaccine // Viral immunology, (2018). 31(2), 86–95. doi.org/10.1089/vim.2017.0143

9. Hull B., Hendry A., Dey A., Beard F., Brotherton J., McIntyre P. Annual Immunisation Coverage Report 2016 // Communicable diseases intelligence, 2019.43, 10.33321/cdi.2019.43.44. doi.org/10.33321/cdi.2019.43.44

10. Kondova I.T., Milenkovic Z., Marinkovic S.P., Bosevska G., Kuzmanovska G., Kondov G., Alabakovska S., Muller C.P., Hübschen J.M. Measles outbreak in Macedonia: epidemiological, clinical and laboratory findings and identification of susceptible cohorts. PloS one, 2013.

8(9), e74754. doi.org/10.1371/journal.pone.0074754 11. Kumar D., Sabella C. Measles: Back again.

Cleveland Clinic journal of medicine, 2016.83(5), 340–344.

doi.org/10.3949/ccjm.83a.15039

12. Leung A.K., Hon K.L., Leong K.F., Sergi C.M.

Measles: a disease often forgotten but not gone // Hong Kong medical journal = Xianggang yi xue za zhi, 2018.24(5), 512–520. doi.org/10.12809/hkmj187470

13. Martins C., Garly M.L., Bale C., Rodrigues A., Benn C.S., Whittle H., Aaby P. Measles antibody levels after vaccination with Edmonston-Zagreb and Schwarz measles vaccine at 9 months or at 9 and 18 months of age:

a serological study within a randomised trial of different

measles vaccines // Vaccine, 2013.31(48), 5766–5771.

doi.org/10.1016/j.vaccine.2013.08.044

14. Measles vaccines: WHO position paper. Releve epidemiologique hebdomadaire, 2009. 84(35), 349–360.

15. Mina M.J. Measles, immune suppression and vaccination: direct and indirect nonspecific vaccine benefits // The Journal of infection, 2017. 74 Suppl 1, S10–S17.

doi.org/10.1016/S0163-4453(17)30185-8

16. Moss W.J. Measles // Lancet (London, England), 2017. 390(10111), 2490–2502. doi.org/10.1016/S0140- 6736(17)31463-0

17. Ristić M., Milošević V., Medić S., Djekić Malbaša J., Rajčević S., Boban J., Petrović V. Sero-epidemiological study in prediction of the risk groups for measles outbreaks in Vojvodina, Serbia. PloS one. 2019, 14(5), e0216219.

doi.org/10.1371/journal.pone.0216219

18. Roberts L. Is measles next? // Science (New York,

N.Y.), 2015. 348(6238), 958–963.

doi.org/10.1126/science.348.6238.958

19. Storr C., Sanftenberg L., Schelling J., Heininger U., Schneider A. Measles Status-Barriers to Vaccination and Strategies for Overcoming Them // Deutsches Arzteblatt international, 2018. 15(43), 723–730.

doi.org/10.3238/arztebl.2018.0723

20. Tomljenovic M., Lakic M., Vilibic-Cavlek T., Kurecic Filipovic S., Visekruna Vucina V., Babic-Erceg A., Ljubic M., Pem Novosel I., Ilic M., Tabain I., Ivancic-Jelecki

J., Hansen L., Kaic B. Measles outbreak in Dubrovnik- Neretva County, Croatia, May to June 2018 // Euro surveillance: bulletin Europeen sur les maladies transmissibles = European communicable disease bulletin, 2020. 25(7), 1900434. doi.org/10.2807/1560- 7917.ES.2020.25.7.1900434

21. Turner R., PLOS Medicine Editors Measles vaccination: A matter of confidence and commitment //

PLoS medicine, 2019. 16(3), e1002770.

https://doi.org/10.1371/journal.pmed.1002770 Available:

14.02.2021.

22. Uzicanin A., Zimmerman L. Field effectiveness of live attenuated measles-containing vaccines: a review of published literature // The Journal of infectious diseases,

2011. 204 Suppl 1, S133–S148.

doi.org/10.1093/infdis/jir102

23. Palamara M.A. et al. Measles outbreak from February to August 2017 in Messina, Italy. Journal of preventive medicine and hygiene. vol. 59,1 E8-E13. 30

Mar. 2018, doi:10.15167/2421-

4248/jpmh2018.59.1.853World Health Organization.

Measles cases hit record high in the European Region.

2018.

24. WHO. Pan American Health Organization: The Americas region is declared measles free. Available 24.08.2018.

Контактная информация:

Жузжасарова Айгерим Аймаханбетовна – ассистент кафедры детских инфекционных болезней НАО

«Медицинский университет Астана», г.Нур-Султан, Республика Казахстан.

Почтовый адрес: Республика Казахстан, индекс010000, г. Нур-Султан, Бейбитшилик 49а.

Телефон: 8 708 999 48 89

Е-mail: zhuzzhasarova.a87@gmail.com

Получена: 06 мая 2021 / Принята: 16 июля 2021 / Опубликована online: 31 августа 2021 DOI 10.34689/SH.2021.23.4.018

УДК 616.831-005-06-07-084(574.31)

АНАЛИЗ МНОГОЛЕТНЕЙ ДИНАМИКИ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ

Outline

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР