• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

Распределение ответов респондентов о системе и развитии паллиативной помощи

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНДА ОНКОЛОГИЯЛЫҚ ПАЦИЕНТТЕРГЕ ПАЛЛИАТИВТІК КӨМЕК КӨРСЕТУ ТУРАЛЫ

Рисунок 9. Распределение ответов респондентов о системе и развитии паллиативной помощи

Рисунок 8. Распределение ответов респондентов об источниках информированности про ПП.

Рисунок 9. Распределение ответов респондентов о системе и развитии паллиативной помощи.

Выводы по второй части анкеты: По результатам анкетирования, можно сделать вывод, что у опрошенных респондентов сложилась определенная картина информированности и уровень осведомленности, и в настоящее время он недостаточно высок, что в свою очередь может влиять на решение медицинских, социальных и экономических проблем, связанных с организационными вопросами оказания ПП пациентам с различными нозологическими формами хронических заболеваний в терминальной стадии развития.

Обсуждение

Результаты данного исследования согласуются с актуальной международной литературой по осведомленности населения о ПП, в которой указывается на разную либо неадекватную осведомленность населения о ПП [19,20]. Данная изменчивость распространяется на исследования, проведенные за последнее десятилетие в таких странах, как Канада, Великобритания, Европа, Япония, Австралия и Новая Зеландия. Можно утверждать, что, по-видимому, есть некоторые изменения в признании

Original article Science & Healthcare, 2021 (Vol. 23) 6

важности общественной осведомленности о ПП связанные с принятием новых стратегий со стороны общественного здравоохранения. Теоретическая основа подхода общественного здравоохранения к ПП была разработана в Австралии в работах Келлехера и О'Коннора [21]. Различные международные примеры из Индии [22], Австралии [21]; и Великобритания [5], ясно продемонстрировали важность некоторых подходов для расширения доступа к услугам ПП и улучшения понимания и осведомленности населения.

Результаты данного опроса в Республике Казахстан в возрасте от 18 до 60 и старше лет, основанного на вопросах с множественным выбором, показал, что более трети участников сообщают, что совсем не знакомы с ПП, причем большинство информация о ПП, получена посредством общения и бесед с коллегами и друзьями, а также от медработников и СМИ. В этой выборке снижение возраста и принадлежность к студентам были связаны с более высоким уровнем осведомленности о ПП, как и высшее образование, а также работа в системе здравоохранения. Наши результаты соответствуют данным, основанным на шведском отчете 1998 года о 1200 лицах в возрасте от 25 до 74 лет [6], и разделяет мнение о недостаточной осведомленности о ПП среди людей старшего возраста, для которых эти вопросы могут быть более актуальными.

Важное значение имеет обсуждение предпочтительного места оказания помощи. Результаты этого исследования показывают, что подавляющее большинство респондентов не получали ПП, вполне вероятно это связанно с незнанием того, что ПП оказывается в различных медицинских учреждениях, таких как хосписы и больницы, однако предпочтительное место оказания помощи пациенту с потребностями в ПП было определено как районная поликлиника и семейный дом. Достижение предпочтительного места оказания помощи неизлечимо больным людям все чаще используется в качестве измеримого показателя эффективности услуг ПП [7].

Хотя многие исследования отмечают, что большинство людей предпочли бы умереть дома, во многих странах отмечаются тенденции к институциональной смерти [9].

Расширяя эту дискуссию, важно отметить, что, хотя дом представляет собой предпочтительное место ухода и смерти для большинства неизлечимо больных людей [10], это желание определенно разделялось не всеми.

Данные факторы способствуют более широкому обсуждению предоставления ПП как международного права человека, способствуя выбору, автономии и равному доступу к услугам [11].

Таким образом, выявленные препятствия на пути к осведомленности о ПП и предложения о том, как повысить эту осведомленность и, в конечном итоге, эффективного оказания ПП, соответствовали трем ключевым темам, вытекающим из полученных данных:

ограниченные знания в области ПП, коммуникация и координация. Участники исследования признают необходимость в продвижении концепции ПП и лучшей координации инициатив ПП в рамках системы здравоохранения.

Заключение. Определение уровня осведомленности населения об оказании ПП является неотъемлемой частью оценки ситуации на данный момент, что в дальнейшем может помочь в разработке научно-обоснованных рекомендаций с целью оптимизации оказания ПП, а также оптимизации КЖ пациентов с онкологическими заболеваниями. Создание системы оказания современной ПП, поддержки людей, которые столкнулись с тяжкими и неизлечимыми недугами, это не только важнейшее направление развития здравоохранения, но и наш нравственный человеческий долг, в высшей степени гуманная и милосердная задача. Главным залогом улучшения качества жизни инкурабельных пациентов в Республике Казахстан является: 1) воля государства в развитии паллиативной помощи на основе лучшей мировой практики, 2) обеспечение доступности опиоидных анальгетиков, 3) создание многоуровневой системы обучения медицинских и немедицинских специалистов [1].

Несмотря на вышеизложенное, на сегодняшний день данное направление остается недостаточно изученным, несмотря на то, что ПП признана важным политическим приоритетом. В этой связи, необходимы дальнейшие исследования для изучения осведомленности населения об оказании ПП, что позволит внести дополнительную ясность в стратегические подходы общественного здравоохранения по отношению к ПП.

Вклад авторов:

Ансатбаева Т.Н – набор данных, описательная часть, формальный анализ.

Кайдарова Д.Р. - научное руководство, концепция и концептуализация.

Кунирова Г.Ж - набор данных и менеджмент ресурсов исследования.

Финансирование: Сторонними организациями финансирования не осуществлялось.

Конфликтов интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения о публикации: Данный материал не был опубликован в других изданиях и не находится на рассмотрении в других издательствах.

Литература:

1. Кайдарова Д.Р., Кунирова Г.Ж. Паллиативная помощь в Казахстане: Этапы развития и текущие вызовы // Онкол. Радиол. Казахстана. 2016. №3. С. 114- 121.

2. Кодекс Республики Казахстан. О здоровье народа и системе здравоохранения от 7 июля 2020 года № 360- VI ЗРК. https://adilet.zan.kz/rus/docs/K2000000360/links (Дата обращения: 15.09.2021 г)

3. Новиков Г.А., Чиссов В.И. Паллиативная помощь онкологическим больным. М.: ООД «Медицина за качество жизни», 2006. C.192.

4. Шакенова А. Казахстан: утвержденные Национальные стандарты паллиативной помощи. – Фонд Сорос-Казахстан, 28 февраля 2014 г.

5. Abel J., Bowra J., Walter T. Compassionate community networks: supporting home dying // BMJ Support Palliat Care. 2011. 1: 129-33.

6. Westerlund C., Tishelman C., Benkel I., et al. Public awareness of palliative care in Sweden. Scandinavian Journal of Public Health. 2018. 46(4):478-487.

doi:10.1177/1403494817751329

7. Henry C., Hayes A. Promoting high quality care for all at the end of life: review of NHS National End of Life Care Programme 2004-2007 and implications for primary care //

London J Prim Care (Abingdon). 2009. 2(2):96-101.

doi:10.1080/17571472.2009.11493261

8. Schenker Y., Crowley-Matoka M., Dohan D., Rabow M.W., Smith C.B., White D.B., et al. Oncologist Factors That Influence Referrals to Subspecialty Palliative Care Clinics // J Oncol Pract. 2013. 10(2): e37-44.

9. Gomes B., Calanzani N., Higginson I.J. Reversal of the British trends in place of death: time series analysis 2004–2010 // Palliat Med. 2012. 26: 102-7.

10. Bell C.L., Somogyi-Zalud E., Masaki K.H. Factors associated with congruence between preferred and actual place of death // J Pain Symptom Manag. 2010. 39: 591- 604.

11. Burt J. Back to basics: researching equity in palliative care // Palliat Med. 2012. 26: 5-6

12. Hui D., Hannon B.L., Zimmermann C., Bruera E.

Improving patient and caregiver outcomes in oncology:

Team-based, timely, and targeted palliative care // CA Cancer J Clin. 2018. 68(5):356-376.

doi:10.3322/caac.21490

13. Saunders C. Foreword. In: Palliative care for noncancer patients / eds. Addington-Hall J.M., Higginson I.J. – Oxford, Oxford University Press, 2001.

14. National Health Services UK. What end of life care involves. www.nhs.uk/Planners/end-of-life- care/Pages/what-it-involves-and-when-it-starts.aspx.

09.06.2001. (Аccessed: 20.10.2021)

15. World Health Organization. Cancer. Palliative care. www.who.int/cancer/palliative/en/. (Аccessed:

20.10.2021)

16. Weizen S.M. et al. Factors associated with site of death: a national study of where people die // Med. Care.

2003. Vol. 41. P. 323–335.

17. Higginson I.J. et al. Is there evidence that palliative care teams alter end-of-life experiences of patients and caregivers? // J. Pain Symptom Manag. 2003. Vol. 25. P.

150–168.

18. Knaul F.M., Farmer P.E., Krakauer E.L. et al.

Alleviating the access abyss in palliative care and pain relief: an imperative of UHC // Lancet. 2017. Vol. 391. No.

10128.https://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS 0140-6736(17)32513-8/fulltext. (Аccessed: 24.10.2021)

19. Claxton-Oldfield S., Claxton-Oldfield J., Rishchynski G.: Understanding the term “palliative care”: A Canadian Study // Am J Hosp Palliat Care. 2004, 21 (2): 105-110.

20. McIlfatrick S. et al. Public awareness and attitudes toward palliative care in Northern Ireland. BMC Palliat Care 12, 34 (2013). https://doi.org/10.1186/1472-684X-12-34.

21. Kellehear A., O’Connor D. Health-promoting palliative care: a practice example // Critical Public Health.

2008. 18: 111-15.

22. Kumar S. Kerala, India: a regional community-based palliative care model // J Pain Symptom Manag. 2007. 33:

623-7.

References [1-4]:

1. Kajdarova D.R., Kunirova G.ZH. Palliativnaya pomoshch' v Kazahstane: Etapy razvitiya i tekushchie vyzovy [Stages of development and current challenges].

Onkol. Radiol. Kazahstana [The Oncology and Radiology of Kazakhstan]. 2016. №3. рр. 114-121. [in Russian]

2. Kodeks Respubliki Kazakhstan. O zdorov'e naroda i sisteme zdravookhraneniya ot 7 iyulya 2020 goda № 360-VI ZRK. https://adilet.zan.kz/rus/docs/K2000000360/links (Data obrashhenija: 15.09.2021 g) [Code of the Republic of Kazakhstan. On the health of the people and the healthcare system of July 7, 2020 No. 360-VI ZRK]. [in Russian]

3. Novikov G.A., Chissov V.I. Palliativnaya pomoshch' onkologicheskim bol'nym / pod red. [Palliative care for cancer patients]. – M.: OOD «Medicina za kachestvo zhizni» [Medicine for the quality of life], 2006. 192 p; [in Russian]

4. Shakenova A. Kazakhstan: utverzhdennye Natsional'nye standarty palliativnoi pomoshchi. – Fond Soros-Kazahstan, [National standards of palliative care. – Soros Foundation-Kazakhstan] 28.02.2014 g. [in Russian]

Контактная информация:

Ансатбаева Толганай Насыровна – докторант Ph.D НАО «Казахского национального медицинского университета им. С.Д.Асфендиярова», г. Алматы, Республика Казахстан.

Почтовый адрес: Республика Казахстан, 050062, г.Алматы, Микрорайон 5, дом 49.

E-mail: tol72umit@mail.ru Телефон: +77021582854

Original article Science & Healthcare, 2021 (Vol. 23) 6

Получена: 15 октября 2021 / Принята: 24 декабря 2021 / Опубликована online: 30 декабря 2021 DOI 10.34689/SH.2021.23.6.009

УДК 616-053.5-071.3

АНТРОПОМЕТРИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ НЕДОСТАТОЧНОЙ И

Outline

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР