• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

Результаты анализа условий формирования адекватного образа профессии психолога

In document №1 (44) (бет 61-75)

объяснить тем, что студенты начальных курсов пока еще не видят себя в качестве психологов-професси- оналов и пока не думают о своей будущей профес- сиональной деятельности.

Данные о том, насколько студенты обладают на сегодняшний день знаниями, умениями и навыка- ми, необходимыми в профессиональной деятельно- сти психолога, можно увидеть на рисунке 2.

Так, на рисунке 2 видно, что с достаточной уве- ренностью о наличии необходимых знаний, умений и навыков для профессиональной деятельности психолога говорят студенты 4 курса (37,1 процент) и 3 курса (25,6 процентов). Также больший процент студентов 3 – 4 курсов отмечают, что они «облада- ют в некоторой степени» необходимыми знаниями, умениями и навыками (61,9 и 59,4 процентов, соот- ветственно). Младшие курсы однозначно дают от- вет, что на сегодняшний день они еще не владеют специальными навыками, умениями и знаниями, необходимыми для профессиональной деятельно- сти психолога.

На первом курсе таких студентов оказалось 89,1%, на втором – 70,8%. В то же время необходи- мо отметить, что среди 1 и 2 курсов есть студенты, которые отмечают, что некоторые знания, умения и навыки, необходимые для их будущей профессио- нальной деятельности психолога, на сегодняшний день сформированы: 10,9% – на первом курсе и со- ответственно 21,2% – на втором курсе.

Также на втором курсе 8% студентов отметили, что у них уже сформированы необходимые знания, умения и навыки. Возможно, это связано с тем, что эти студенты уже посещали психологические тре- нинги, мастер-классы, интересуются дополнитель- ной психологической литературой и др. Следующим этапом нашего исследования стало изучение и анализ

оценки привлекательности выбранной профессии. С этой целью были проанализированы эмоционально- ценностные представления будущих-психологов.

На рисунке 3 отображены варианты ответов сту- дентов, определяющих их отношение к профессии на различных курсах обучения.

Как видим из анализа ответов, студенты стар- ших курсов вполне удовлетворенны выбранной будущей профессией, а именно, 65% студентов тре- тьего курса отметили, что им очень нравится про- фессия психолога; 75% студентов четвертого курса отметили, что им очень нравится профессия психо- лога.

Как показало исследование, среди студентов младших курсов преобладает ответ «скорее нра- вится». Так, для 75% первокурсников характерен такой ответ. Что касается студентов второго курса, то из них 45% считают, что профессия психолога им

«скорее нравится».

Таким образом, изучение содержательного и эмоционального компонентов субъективной карти- ны учебно-профессиональной направленности сту- дентов-психологов позволило сделать выводы, что в начале учебно-профессиональной деятельности у студентов младших курсов обучения прослежива- ется несформированная направленность обучения по специальности «психология» для личностного и профессионального самосознания. Она мало связа- на с необходимостью и желанием профессиональ- ного развития и в большей мере ориентирована на коммуникативную составляющую процесса образо- вания. Чем старше курс обучения, тем более четким субъективным образом профессиональной направ- ленности в ходе учебно-профессиональной деятель- ности обладают студенты.

Параметры анализа 1курс (ранг) 2курс (ранг) 3курс

(ранг)

4курс (ранг)

общение с преподавателями 1 1,5 1,5 1,5

прохождение производственных практик во время обучения

5 (не было)

5(занятия на базе практики)

1,5 1,5

самостоятельное получение информации с различных источников (книги, Интернет, телевидение и т.д.)

2 4 5 5

общение с практикующими психологами 3 3 3 3,5

участие в различных тренингах, мастер-классах, обучающих программах

4 1,5 4 3,5

1 – да, в большей мере; 2 – в некоторой степени это так; 3 – это не так ряд 1 – 1 курс, ряд 2 – 2 курс, ряд 3- 3 курс, ряд 4 – 4 курс

Рисунок 1 – Процентное соотношение показателей по результатам ответа на вопрос анкеты «Обладают ли студенты личностными особенностями, необходимыми для профессиональной деятельности психолога»

ох- варианты ответов: 1-да, в большей мере; 2 – в некоторой степени это так; 3-это не так оу- процентное соотношение

ряд 1-1 курс, ряд 2 -2 курс, ряд 3- 3 курс, ряд 4- 4 курс

Рисунок 2 – Процентное соотношение показателей по результатам ответа на вопрос анкеты «Обладают ли студенты на сегод- няшний день ЗУН, необходимыми для профессиональной деятельности психолога?»

0 10 20 30 40 50 60

1 2 3

ˀ́̔ 1 ˀ́̔ 2 ˀ́̔ 3 ˀ́̔ 4

Литература

1. Дубовская Т.Д. Диагностика уровня профессиональной направленности студентов //Психологическая наука и образование. - 2004 - №2. – С.22-30.

2 Леонтьев Д.А. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего / Д.А. Леонтьев, Е.В. Шелобанова // Вопросы психологии. – 2001. - №1.- С.57-65.

References

1 Duboviskaya T.D. Diagnostika urovnya professionalnoy napravlennosti studentov // Psikhologicheskaey nauka i obrazovanie.

– 2004 - №2. – S.22-30.

2 Leontiev D.A. Professionalnoe samoopredelenie kak postroenie obrazov vozmozhnogo budushchego // Voprosy psikhologii.

– 2001. - №1. - S.57-65.

ох- варианты ответов: 1-да, очень нравится; 2 – скорее нравится; 3-затрудняюсь ответить оу- процентное соотношение

ряд 1-1 курс, ряд 2 -2 курс, ряд 3- 3 курс, ряд 4- 4 курс

Рисунок 3 – Процентное соотношение показателей по результатам ответа на вопрос анкеты «Как вы относитесь к своей будущей профессии?»

УДК 316.346.32-053.6(574):2

А.Д. Тастанбекова, О.Х. Аймаганбетова

Казахский национальный университет им. аль-Фараби, Казахстан, г. Алматы

*E-mail: izoterik2008@mail.ru,

Актуальность исследования религиозной идентичности молодежи в постсоветском Казахстане

Данная статья посвящена исследованию актуальной проблемы – религиозной идентичности казах- станской студенческой молодежи. В статье детально рассматривается понятие религиозной идентич- ности, ее роль в гуманитарных науках: в социальной психологии, религиоведении и философии.

Очерчивается проблемное поле, связанное с осмыслением религиозной идентичности в новых ус- ловиях, характеризующихся, с одной стороны, глобализацией, а с другой – ростом этнорелигиоз- ного сознания. Актуализирована роль религиозной идентичности, являющейся важным фактором для устойчивого и гармоничного развития любого традиционного, в том числе и современного об- щества. Детально рассмотрена религиозная идентичность молодежи, ее формирование и развитие.

Религиозная идентичность рассматривается как общее религиозное самоопределение человека, как конкретная форма конфессиональной идентичности. Проведенное в три этапа исследование и его детализированные результаты показали, что бόльшую актуальность для казахстанской студенческой молодежи на примере КазНУ им. аль-Фараби имеет этническая идентичность, чем религиозная; что преобладающим видом вероисповедания является ислам и христианство. Что рост числа верующих обусловлен поиском идеала и заполнением духовной пустоты, что отношение к росту числа верую- щих в стране в целом является позитивным и что большинство испытуемых студентов относят себя к верующим. В то же время анализ и систематизация результатов исследования показали неоднознач- ное отношение к изучаемой проблеме со стороны студенческой молодежи. Исследовательская часть исследования подтвердила необходимость проведения дальнейшего изучения религиозной идентич- ности.

Ключевые слова: религиозная идентичность, религиозные ориентации, религиозные предпочтения, мультикультурность, студенческая молодежь, религиозное сознание.

A.D. Tastanbekova, O.H. Aimaganbetova

Actual research of religious identity in the post-soviet Кazakhstan youth

This article is devoted to the study of actual problem the Kazakh students’ religious identity. The con- cept of religious identity, and its role in the human sciences: social psychology, religious studies, and phi- losophy were examined in this article. The religious identity of youth, its formation and development were reviewed. Determination and the investigation the features of religious identity allow to conduct empirical research using the “20 determinations techniques”, “Profi les of religious orientations,” and “The scales of religious orientation.” On the example of Al-Farabi Kazakh National University, the results showed that eth- nic identity for Kazakh students is more actual than religious self-determination, and that the predominant religions are Islam and Christianity.

Key words: religious identity, religious orientation, religious beliefs, multiculturalism, students, reli- gious consciousness.

Тастанбекова А.Д., Аймағанбетова О.Х.

Кеңестік заманнан кейінгі Қазақстанда жастар арасындағы діни сəйкестілікті зерттеудің өзектілігі

Осы мақала қазақстандық студенттердің көкейктесті діни сəйкестілік мəселерін зерттеуге арналған. Мақалада діни сəйкестілік ұғымы жəне гуманитарлық ғылымдағы рөлі, оның терең түсініктері: əлеуметтік психология, дінтану, жəне философия қарастырылған. Жастардың діни сəйкестілігі, оның қалыптастырылуы жəне дамуы егжей-тегжейлі қаралады. Детерминация жəне

діни сəйкестілік өзгешелігін зерделеу үшін келесі эмпирикалық зерттеулер жүргізілді: «Анықтаудың 20 əдiсі», «Діни бағыттардың сауалнамасы» жəне «Діни бағыттар межесі». Əл-Фараби атындағы ҚазҰУ студенттерінің арасында жүргізілген зерттеудің нəтижесі бойынша қазақстандық студент жастар үшiн үлкен өзектi мəселе ислам жəне христиан діни сəйкестілігіне қарағанда, этникалық сəйкестілік басым болатынын көрсеттi.

Түйін сөздер: діни сəйкестілік, діни бағыттар, діни таңдаулар, мультимəдениеттілік, студент жастар, діни сана.

Казахстан занимает важное геополитическое пространство. Находясь между православной Рос- сией, Китаем с его особым мировосприятием и фи- лософией, странами Центральной Азии, где боль- шинство населения представлено мусульманами, Казахстан долгое время оставался островком мира и согласия, религиозной терпимости и толерантно- сти, которая была вызвана, в первую очередь, муль- тикультурностью и полиэтничностью страны.

Именно мультикультурализм, по мнению лиде- ров мировых религий, собравшихся на IV Съезде лидеров мировых и традиционных религий в Аста- не, очень важен в современной цивилизации, ведь он помогает создать гармоничное общество на ос- нове культурных различий [1].

Нельзя также не учитывать особенности веро- исповедания самих казахов, на земле которых заро- дился отличающийся миролюбием и толерантно- стью зороастризм.

Ч. Валиханов, одним из первых изучавших эт- ногенез казахов, пришел к выводу, что этническую историю любого народа, в том числе и казахов нельзя изучать в отрыве от религии и верований.

В связи с этим он уделял большое внимание изуче- нию шаманства, которое считал разновидностью первобытной религии, присущей казахам. Несмо- тря на то, что ислам давно принят казахами, тем не менее, следы шаманства сохраняются и тесно переплетаются с бытом и обычаями казахов, отме- чал он. В статье «Следы шаманства у киргизов» Ч.

Валиханов писал: «Шаманство явилось следствием потребности познать Вселенную с ее чудесами, во- просами о жизни и смерти, об отношении человека к природе, и которая вылилась в обожание Вселен- ной или природы и духа умерших людей и пред- ков» [2].

Религия казахов, отмечал он, отлична тем, что, с одной стороны, это поклонение духам своих пред- ков, а с другой – вера в Аллаха. Для характеристики этих особенностей религии казахов Ч. Валиханов вводит термин «двоеверие», которое рассматривает в статье «Двоеверие в степи» [3].

Вследствие этих особенностей вероисповеда- ния казахи всегда отличались религиозной терпи- мостью и толерантностью.

Однако в последние годы с развитием много- численных радикальных исламских движений («Хизбут Тахрир», «Исламская партия восточного Туркестана», «Исламский джихад» и др.), различ- ных сект ваххабитского направления с проявлени- ями террористической направленности проблема религиозной толерантности, с одной стороны, и ре- лигиозной нетерпимости – с другой, приобретают в Казахстане особую актуальность. Эта проблема приобрела особое звучание в связи с произошед- шими в 2011 и в 2012 годах в ряде регионов стра- ны терактами, унесшими жизни мирных граждан и ставшие причиной религиозной напряженности.

Проблема религиозной идентичности стано- вится также особенно актуальной в связи с интен- сивным развитием глобализационных процессов и межкультурных контактов, которые вызваны целым рядом причин. Во-первых, в современных условиях, как и раньше, культурные формы жиз- недеятельности с необходимостью предполагают принадлежность человека не только к какой-либо социокультурной группе, но и к религиозной общ- ности. Среди многочисленных социокультурных групп наиболее стабильными являются устойчи- вые во времени религиозные общины. Эти общи- ны порой являются для человека самой надежной группой, которая может обеспечить ему необходи- мую и поддержку в жизни.

Во-вторых, следствием расширяющихся и раз- носторонних культурных контактов становится ощущение нестабильности окружающего мира.

Когда окружающий мир перестает быть понятным, начинается поиск того, что помогло бы восстано- вить его целостность и упорядоченность, защитило бы от трудностей. В этих обстоятельствах все боль- ше людей начинают искать поддержку в проверен- ных временем ценностях своей религии, которые в данных обстоятельствах оказываются самыми на- дежными и понятными. Результатом становится

усиление чувства внутригруппового единства и со- лидарности. Через осознание своей принадлежно- сти к той или иной религии люди стремятся найти выход из состояния социальной беспомощности, почувствовать себя частью общности, которая обе- спечит им ценностную ориентацию в динамичном мире и защитит от больших невзгод.

В-третьих, закономерностью развития любой культуры всегда является преемственность в пере- даче и сохранении ее ценностей, так как челове- честву необходимо самовоспроизводиться и само- регулироваться. Это во все времена происходило внутри конфессий путем связи между поколения- ми. Если бы этого не было, то человечество не раз- вивалось бы.

Современное понятие религиозной идентич- ности, к сожалению, не является разработанным и устоявшимся, до сих пор в социально-психологиче- ских науках нет однозначного его понимания.

Большое влияние на понимание религиозной идентичности оказала теория Э. Эриксона, в кото- рой он рассматривает идентичность как целостную характеристику индивида, его самоопределения, как результат целой серии социальных и личност- ных не только идентификаций, но и выборов. В свя- зи с этим для определения религиозной идентич- ности необходимо определить, с чем собственно идентифицирует себя та или иная личность, в чем эта идентичность проявляется и как это влияет на ее развитие [4].

В современной литературе, изучающей про- блемы психологии религии, религиозную идентич- ность детерминируют как категорию религиозного сознания, содержанием которой выступает осозна- ние причастности идеям и ценностям, которые в данной культуре принято называть религиозными, а также осознание принадлежности к конкретной форме религии и религиозной группе» [5].

Таким образом, детерминанта религиозной идентичности включает как общее религиозное самоопределение человека, так и конкретную фор- му конфессиональной идентичности. Религиозная идентичность является способом осознания своей духовной ориентации в ее соотнесенности с иной формой духовности.

В современной социально-психологической, философской литературе религиозная идентич- ность рассматривается как чрезвычайно концен- трированное выражение мироощущения человека, квинтэссенция наиболее насущных вопросов его

«жизненного мира», определяемого его культурной

состоятельностью и ценностной устремленностью.

В то же время она становится выражением тех самых несвершившихся надежд и упований в мире реальных общественных отношений, в том числе идеалов социального обустройства мира и действительного состояния межкультурных и меж- цивилизационных контактов, которые выпали на долю этих народов. Позитивное, эволюционное становление этноконфессиональной идентичности в разных уголках планеты повсеместно нарушается революционным и хаотическим импульсом модер- низации, олицетворяющей собой динамический лейтмотив глобализационных процессов.

Религиозная идентичность – это один из воз- можных способов духовного соотнесения себя с окружающими людьми (на индивидуальном уров- не) и самоопределения целого общества в его со- отношении с окружающими социумами (на макро- социальном уровне). Это всегда способ осознания мира «своей» духовной ориентации в соотнесен- ности с «иным» контекстом духовности. История религий мира красноречиво демонстрирует воз- можность и даже плодотворность взаимопроникно- вения высоких образцов религиозной духовности.

В формировании религиозной идентичности немалую роль играет сила исторической инерции.

К осознанному выбору представителей данной общности добавляются подсознательные инстин- ктивные установки, приводящие в действие меха- низм воспроизводства этноконфессиональных и религиозных традиций и предпочтений. В резуль- тате среди представителей каждой общности рас- пространяются общие, подчас бессознательные стереотипы восприятия окружающей среды.

Традиционно в большинстве исследований ре- лигиозная идентичность представляется как двух- уровневый феномен, когда выделяются групповая (коллективная, социальная) и индивидуальная (личностная) идентичности индивида. Однако, как считают философы, наиболее правомерным явля- ется подход, предложенный И. Яломом, который утверждает, что религиозная идентичность инди- вида содержит в себе три взаимосвязанных уровня:

1) доминирование культурно-традиционной со- ставляющей в идентичности относится, главным образом, к религиям «традиционным» – тем, кото- рые за несколько веков стали неотъемлемой частью культуры того или иного народа;

2) культурно-традиционный аспект религиоз- ной идентичности предстает в качестве маркера этнической или этноконфессиональной идентично-

сти, а также играет важную роль в межкультурных коммуникациях;

3) конфессиональная составляющая выражает- ся в принятии ценностной иерархии, существую- щей в самой религии. Основой конфессиональной составляющей являются религиозный опыт и дог- матические элементы религиозного сознания [6].

Религиозная идентичность – важнейшая со- ставляющая культурной идентичности. Религиоз- ное самосознание весьма значимо в формировании мироотношения и в сплочении субъектов мировых цивилизаций. Идентификационная стратегия ре- лигии осуществляется соответственно появлению в цивилизационном знании понятия Бога как выс- шей ценности и высшего судьи, в ведении которо- го находятся вопросы жизни и смерти человека.

Значимость религиозной идентичности особенно заметна при осуществлении типологий культур по конфессиональному признаку. В буддистском, хри- стианском, исламском типах культур религиозная идентичность наряду со спецификой образа жизни влияет на формирование как повседневной, так и жизненно смысловой установок человека.

Религиозная идентичность особенно усили- вается в исторический период неопределенности, характеризуясь подъемом религиозного фунда- ментализма – индуистского, мусульманского, иудейского, христианского, буддистского. В этом случае религиозная идентичность обеспечива- ет целостность самосознания человека, помогая преодолеть состояние отчаяния и неуверенности в будущем.

Как показала практика развития межцивилиза- ционных отношений, позитивный смысл религиоз- ной идентичности состоит том, что она путем опос- редования отношений индивида с миром и людьми через веру в Бога или мировой трансцендентный закон способствует достижению его взаимопони- мания с «Другим» человеком – представителем другой цивилизации.

Религиозная идентичность, используемая в качестве орудия осуществления политических интересов, может привести для русскоязычных и казахоязычных к столкновению представителей разных цивилизаций, но та же самая религиозная идентичность, поднимаясь выше политических интересов, может способствовать согласию между цивилизациями. На это обращают внимание казах- станские ученые Г. Есим, Т. Габитов, А. Бакиров.

Таким образом, мировые религии осуществляют идентификационную стратегию на цивилизацион-

ном уровне, прежде всего, благодаря провозглаша- емым ими общечеловеческим нравственным цен- ностям, принципу теоцентризма и равенства веру- ющих перед единым для них богом.

В определенных культурных условиях либо в определенных обстоятельствах жизни конкрет- ного человека религиозная идентичность может выходить на первый план, подчиняя или подавляя другие идентичности. В иных же условиях статус религиозной идентичности может снижаться до минимума в иерархи идентичностей. В целом про- цессы глобализации, идеи экуменизма, толерант- ности, поликультурного общества содействуют раз- мыванию религиозной идентичности.

С другой стороны, можно выделить процессы, имеющие иной вектор направленности, и те факто- ры, которые содействуют интенсификации религи- озной идентичности. В первую очередь, это этни- ческий и религиозный ривайвелизм (ривайвелизм – от англ. revival, возрождение). Помимо ривайве- лизма, связанного с национальным и культурно-ре- лигиозным возрождением, выделим крайние фор- мы процессов, способствующих формированию религиозного самоопределения, – фундаментализм и экстремизм.

Религиозный фундаментализм, возникший в ХХ веке как реакция на распространение в рели- гиозном сообществе различных проявлений рели- гиозного модернизма, направлен на возвращение к истокам и идеологически близок к различным ти- пам ортодоксии.

Религиозный экстремизм, напротив, направлен на отрицание системы традиционных для общества религиозных ценностей и догматических устоев, а также агрессивно пропагандирует «идеи», проти- воречащие им [7].

Религиозная идентичность молодежи раскры- вается через детальное рассмотрение взаимос- вязанных, своего рода второстепенных понятий, таких, как: молодежь как социальная группа; иден- тичность как базовая научная категория рассма- триваемого понятия; социальная идентичность как интегративная система личности; религия и рели- гиозность как совокупность религиозных свойств сознания, поведения, отношений.

При формировании религиозной идентично- сти молодежи социальная идентичность проявля- ется в переживании сопричастности и единения с группой, с которой он имеет одни религиозные ценности и установки, систему религиозных норм и ориентаций, переживает религиозную картину

мира, разделяет систему смыслов и символов дан- ной религии.

В соответствии с этим можно говорить, что данный уровень идентичности обусловливается последовательностью событий межличностных и групповых взаимодействий религиозной общно- сти, посредством реализации нормативно-ценност- ной базы религии и религиозных практик.

Эта событийная последовательность формиру- ет соответствующую последовательность эмоцио- нально-чувственных переживаний и опыта взаимо- действия со сферой сакрального, систему самовос- приятия верующего в соответствии с заданными религиозными образами человека.

Личностная идентичность проявляется в со- вокупности переживаний верующего, которые раскрывают внутреннее значение религии для его жизни и социальной жизнедеятельности, это систе- ма отношений качеств, характеристик, действий и поступков верующего с нормативно-ценностной базой религии, а также с совокупностью ожиданий и оценок со стороны его значимого религиозного окружения. Все это в итоге обусловливает личност- ный уровень функционирования религиозного са- мосознания, его структуру и динамику.

Другими словами, личностная идентичность верующего – это индивидуализируемое, пере- несенное на личностный план социальное бытие, для религиозного мировоззрения опосредованное отношениями с сакральной (трансцендентной) ре- альностью.

Субъектная идентичность (экзистенциальный уровень религиозной идентичности) – это сово- купность переживаний верующего на уровне непо- средственного религиозного опыта взаимодействия с сакральной реальностью. Здесь религиозные пе- реживания, переживания отношений с религиозны- ми персонажами раскрывают непосредственную связь данного конкретного человека со смыслом его жизни. Они предстают как столкновение чело- века с предельными аспектами его существования, к которым следует отнести и столкновение с са- кральным и потусторонним.

Этот уровень идентичности можно образно обозначить как место, где человек остается наедине с самим собой, со своим внутренним миром, сокро- венными, глубинными переживаниями: место или сферу, имеющие отношение к предполагаемой ду- ховной целостности человека.

Религиозная идентичность является частью социальной идентичности молодежи, может раз-

виваться как вовне, в сторону коммуникаций с об- ществом, так и внутрь – в сторону обретения инди- видуального мистического опыта. И тот, и другой векторы развития несут и отражают гражданскую позицию, реализуемую в общественном взаимо- действии. Религиозная идентичность молодежи складывается на индивидуально личностном уров- не и социальном, структурно представляет собой

«поле социального».

Анализ научной литературы показывает, что религиозная идентичность молодежи является ча- стью общей идентичности и представляется в двух аспектах:

1) как теоретический конструкт, способ репре- зентации и идеализации объекта исследования; 2) как понятие, близкое понятию самосознание, само- отождествление индивида с той или иной религией через осознание того, что он разделяет вероучение, культ и организационные формы данной религии.

Анализ религиозной ситуации показывает, что религиозность молодых казахстанцев возрастает не только за счет естественной потребности в ду- ховном самоопределении, но и за счет активной деятельности псевдорелигиозных организаций.

Активное распространение идей экстремизма сре- ди молодежи детерминировано именно фактора- ми социально-экономического характера, так как сегодня часть молодежи не может в полной мере реализовать свой ресурсный потенциал, отсюда растерянность, апатия, пессимизм. К сожалению, неразвитость нашего национального самосознания, правовой, политический нигилизм и отсутствие ре- лигиозной грамотности облегчает мобилизацию больших масс молодых людей именно под религи- озными лозунгами.

Исходя из актуальности данной темы, мы про- вели прикладное эмпирическое исследование ре- лигиозных ориентаций студенческой молодежи, обучающейся в Казахском национальном универ- ситете имени аль-Фараби. В качестве объекта ис- следования выступили студенты 2-3-х курсов юри- дического факультета и факультета философии и политологии.

Выбор данной социальной группой обусловлен был тем, что студенческая молодежь, находящаяся в основном в возрастных пределах от 17 до 23 лет, характеризуется высокой жизненной активностью, подвижностью и восприимчивостью, быстротой освоения окружающей действительности.

Отмечая особенности студенческого возраста и его роли в формировании ценностного сознания,

российский ученый М.Я. Виленский подчеркивает:

«студенты проходят обучение в том возрасте, ког- да процесс ценностного самоопределения лично- сти на мировоззренческом уровне не завершен. В этом возрасте ценностные представления личности подвержены частым колебаниям, изменениям, не наделены законченным личностным смыслом, не имеют прочной мировоззренческой основы, поэто- му необходимым условием образовательно-воспи- тательного процесса вузе выступает формирование у студентов мировоззренческих ценностных струк- тур самосознания. Ведущая роль принадлежит ак- тивному, свободному, творческому самоосущест- влению жизнедеятельности, утверждению в ней гуманистических ценностей.

Процесс жизненного самоопределения включа- ет ситуации выбора, в которых особую роль игра- ют ценностные ориентации и конкретные мотивы, формующиеся на их основе. Стержнем самоопре- деления является формирование ценностных ос- нований для самостоятельного и ответственного выбора. Эти стороны – продукт довольно сложных исканий, обнажающий свою значимость особенно в кризисных ситуациях жизни развития личности студента.

С учетом специфики возрастных особенностей студенчества, вступлением их в возраст социальной зрелости, потребность в самоопределении ведет их к интенсивному поиску своих групп в обществе, к определению и распознаванию собственных инте- ресов.

Современный континент казахстанского сту- денчества – то поколение, чья социализация проис- ходит в атмосфере смешения культур, религиозных предпочтений и изменения нравственных акцен- тов. В высших учебных заведениях встречаются представители разнообразных религиозных групп, и вступают в контакт различные системы мировос- приятия и миропонимания. Под воздействием этих контактов у многих студентов закрепляются стере- отипы поведения, которые они пронесут через всю взрослую жизнь, так как к периоду окончания вуза молодых завершается процесс социальной стерео- типизации.

Поэтому в целом студенческий возраст явля- ется решающим периодом развития мировоспри- ятия, религиозных ориентаций. Определяющим моментом при выборе объекта исследования для нас явилось то, что в силу своих психологических особенностей, обостренного восприятия социаль- ной несправедливости, наличия протестного по-

тенциала студенческая молодежь легко может стать средством в руках искушенных политиков и нацио- нальных и религиозных радикалов, встать в откры- тую конфронтацию.

Студенческая молодежь, находясь в ситуации жизненного самоопределения, не обладая четкими социальными ориентирами, является наиболее уяз- вимой социальной группой для воздействия всех как положительных, так и отрицательных процес- сов, происходящих в современном обществе [8].

Также необходимо учитывать тот факт, что современная казахстанская молодежь проявляет больший интерес к религии, чем старшее поколе- ние, воспитанное в условиях господства советского атеизма. Также по данным исследования организа- ции «Стратфор», экстремизм стал сегодня романти- зироваться среди казахстанской молодежи.

Для проведения эмпирического исследования нами был разработан специальный методический инструментарий, включавший 3 методики: «Мето- дика 20 определений» М. Куна и Т. Макпартленда, которая была нами модифицирована с целью про- ведения экспресс-диагностики, модифицированная

«Анкета религиозных ориентаций» И.М. Богданов- ской и «Шкала религиозной ориентации» Г. Олпор- та, Д. Росса, направленная на выявление внутрен- него и внешнего компонента религиозности. Иссле- дование проходило в три этапа.

Проведенное на первом этапе исследование по методике «Методика 20 определений» М. Куна и Т. Макпартленда и анализ его результатов пока- зал, что из 100 испытуемых студентов религиозную идентичность отметили лишь 5 человек, из них 2 студента юридического факультета и 3 студента отделения психологии. Идентификация при этом была выражена словами «мусульманка», «мусуль- манин» и «верующий».

С помощью этой методики также были выяв- лены специфические характеристики исследуемых выборок относительно таких идентификационных характеристик, как гендерная и этническо-регио- нальная идентичность, перспективное и коммуни- кативное «Я», профессиональная перспектива.

Так, для испытуемых студентов юридического факультета наиболее характерными оказались пер- спективное профессиональное «Я» и этническо-ре- гиональная идентичность, которые были выраже- ны в таких ответах: «Я – гражданин (ка) РК», «Я - будущий юрист (адвокат, судья и т.п.)».

Кроме того, у студентов юридического факуль- тета были обнаружены характерные для казахского

In document №1 (44) (бет 61-75)