• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

K. Kurmangali

In document Вестник Bulletin (бет 140-149)

ШЫҒЫСТАНУ ORIENTAL STUDIES

G. K. Kurmangali

L.N. Gumilyov Eurasian National University, Nur-Sultan, Kazakhstan The Role of Tourism in Sudanese Culture:

History and the Contemporary Position

analyzed. An overview analysis of travel to historical sites and discoveries of tourist service in Sudan is given. A historical analysis of the development of the tourism industry in Sudan is important for determining the contribution of the Sudan to the economy, culture and politics. Special attention is paid to the issue of determining place of tourism in the public life of people in the nineteenth and twentieth centuries. At the same time, such issues as how and in what possible ways touristic branch of Sudan needs to be developed should be considered.

Key words: tourism, society, development, modernity, Sudan, hotel, economy, tourist.

References

1

Zorin I.V., Kvartalnov V.A. Turizm kak vid deiatelnosti [Tourism as an activity], (Finance and Statistics, Moscow, 2005). [in Russian].

2

Arabskie strain v globalnom reitinge konkurentosposobnosti sektora puteshestvii i turizma [Arab countries in the global competitiveness ranking of the travel and tourism sector]. Available at: https://islam-today.ru/islam_v_mire/arabskij_mir. [in Russian]. (accessed 16.01.2019).

3

Abdel Vaxed e.A.M. Rol televizionnyx sputnikovyx kanalov v formirovanii kultury tur- izma [The role of television satellite channels in shaping the culture of tourism]. (Kazan, 2013).

[in Russian].

4

Khalaf Mustafa Muxammed Razvitie industrii turizma v stranax Blijnego Vostoka I Sever- noi Afriki [Development of the tourism industry in the countries of the Middle East and North Africa]. Dissert. kand. ekon. Nauk [Dis. ... Cand. econ of science]. Moscow, 2004. 163 p. [in Russian].

5

Sudan priglashaet rossian razvivat turizm [Sudan invites Russians to develop tourism].

Available at: http://russiantourism.ru. [in Russian]. (accessed 21.02.2019).

6

Brem A.E. Puteshestvie po Severo-Vostoshnoi Afrike ili po stranam podvlastnym Egiptu:

Sudanu, Nubii, Sennaru, Rosseresu I Kordofanu [Traveling in Northeastern Africa or in countries subject to Egypt: Sudan, Nubia, Sennar, Rosserus and Kordofan.]. Available at: www.drevlit.ru.

[in Russian]. (accessed 16.01.2019).

7

Iasir Ahmad Abd al Xabib. Tarih as siahat fi s Sudan 1959 1989 [History of tourism in Sudan 1959 1989]. S, 2009. 134 p. [in Arabic].

8

Dmitriskii Iu.D. Anglo egipedskii Sudan [Anglo-Egyptian Sudan. Economic geographic essays]. (Moscow, 1951) [in Russian].

9

Xaikal Muhammed Xusein [Haikal Muhammad Hussein]. Available at: http://www.arab- philosophers.com/Arabic/aphilosophers/amodern/amodern-names/Heikel.htm. . [in Russian].

(accessed 16.01.2019).

10

Sudan Available at: http://www.pitert.ru/news/sudan-uprostit-vizovuyu-protseduru-chto- by-privlech-turistov. [in Russian]. (accessed 16.01.2019).

11

Strana bez turistov [A country without tourists]. Available at: ttps://www.segodnya.ua/

world/wnews/strana-bez-turistov. [in Russian]. (accessed 22.02.2019).

Автор туралы мәлімет:

Құрманғали Г.Қ.Шығыстану кафедрасының доцент м.а., Л.Н. Гумилев атындағы Еуразия ұлттық университетінің Халықаралық қатынастар факультеті, Сәтпаев көшесі 2, Нұр-Сұлтан, Қазақстан.

Kurmangali G.K. Acting Assoc. Prof., Department of Oriental Studies Faculty of International Relations, L.N.

Gumilyov Eurasian National University, Satpayev str. 2, Nur-Sultan, Kazakhstan.

Вестник Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева. Серия Политические науки. Регионоведение. Востоковедение. Тюркология, № 2 (127)/2019, с. 142-150

http://bulpolit.enu.kz/; E-mail: vest_polit@enu.kz МРНТИ 11.25.07

Н.Р. Таирова

Евразийский национальный университет имени Л.Н.Гумилева, Нур-Султан, Казахстан (E-mail: nastya.tairova@mail.ru)

«Цифровой Казахстан» и «реализация цифрового Шёлкового пути»

- звенья одной цепи: проблемы кибербезопасности

Аннотация. В статье представлен анализ сопряжения одного из направлений «Цифровой Шёлковый путь» программы «Цифровой Казахстан» и китайской инициативы «Один пояс - один путь» с точки зрения стратегических взаимовыгодных интересов обеих стран. Особый акцент сделан на приграничную безопасность Казахстана с СУАР КНР, так как Казахстан является транзитно-логистическим хабом в международном транспортном коридоре «Запад-Восток», соединяющим рынки Китая и Европейского союза, где уже используются цифровые технологии.

В рамках статьи автором определены вызовы, угрозы и риски по вопросам кибербезопасности на маршруте Шёлкового пути, рассмотрен опыт КНР по внедрению цифровизации в СУАР, в том числе и по противодействию кибертеррористическим угрозам, а также выработаны конструктивные предложения.

Ключевые слова: Казахстан, СУАР КНР, цифровые технологии, кибербезопасность, трансграничная электронная торговля, кибертерроризм.

https://doi.org/10.32523/2616-6887/2019-127-2-142-150 Введение. Не секрет, что сегодня активное внедрение цифровых технологий – искусственного интеллекта, робототехники, «интернет вещей» - во многом определяет поступательный прогресс каждого государства, и пожалуй, мира в целом.

Новая цифровая среда становится основой роста экономики, повышает открытость и эффективность работы госорганов, компаний, бизнеса, социальных и образовательных учреждений.

По мнению вице-президент Huawei Эми Лин потребности одной страны в цифровом преобразовании имеют три уровня «…Первый уровень – это развитие инфраструктуры ИКТ и построение фундамента для цифровой экономики. Второй уровень – это безопасность как в физическом мире, так и в киберпространстве, которая является гарантией развития.

Третий уровень – это оказание поддержки разным отраслям в цифровой трансформации.

Самый высокий уровень – это реализация интегрированного управления на уровнях городов и страны с искусственным интеллектом. Такой эволюционный путь был оправдан в разных странах мира, развитие ИКТ-отрасли позволяет продвигать инновации и повышать жизнеспособность экономики» [1].

Целью является проведение анализа сопряжения одного из направлений «Цифровой Шёлковый путь» программы «Цифровой Казахстан» и китайской инициативы «Один пояс - один путь» с точки зрения стратегических взаимовыгодных интересов обеих стран.

Основная часть: В настоящее время вопросам внедрения информационной цифровизации придаётся большое значение в Казахстане.

Программа предполагает цифровизацию экономики Казахстана по двум векторам:

«Цифровизация существующей экономики» и «Создание цифровой индустрии будущего», которые в свою очередь включают пять основных направлений, в числе которых:

«Цифровизация отраслей экономики», «Переход на цифровое государство», «Реализация цифрового Шелкового пути», «Развитие человеческого капитала» и «Создание инновационной экосистемы».

Рассматривая одно из ключевых направлений «Реализации цифрового Шёлкового пути», следует отметить, что оно тесно связано с развитием современных стандартов сотовой связи, электронной торговли, строительством магистральных сетей Интернет, а также с обеспечением информационной и кибербезопасности.

Данное направление уже переведено в практическую плоскость путем:

– развития трансграничной электронной торговли на территории Казахстана с использованием потенциала Международного центра приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос».

Общеизвестно, что возникновение трансграничной электронной коммерции произошло благодаря развитию технологий и повсеместной доступности интернета, что дало возможность казахстанским потребителям покупать товары и услуги через различные интернет-платформы. И вполне закономерно, что использование современных технологий и продвижение трансграничной электронной коммерции сегодня приобретает важное и актуальное значение для Казахстана;

– внедрения на территории МЦПС системы сетевого контроля, позволяющего вести полный учет движения грузов и граждан. Это повышает качество логистических услуг на основе принципа «одного окна».

Все это позволяет ежегодно увеличивать транзитный потенциал РК и способствует экспорту казахстанской продукции малого и среднего бизнеса в Китай через платформу трансграничной электронной коммерции и доставлять конечным покупателям товары в формате «B2B» (business-to-business) и «B2C» (business-to-consumer);

– построения интегрированной платформы комплексных услуг для таможенных и карантинных органов, а также АО НК «КТЖ» на базе СЭЗ (свободной экономиче- ской зоны) «Хоргос – Восточные ворота» с целью оптимизации, увеличения скорости и эффективности работы компетентных органов двух стран. Данная платформа позволяет определять количество свободных мест в каждом контейнере, отправляемом из Китая в Европу и обратно, что способствует эффективному заполнению свободных мест, делать дозагрузку контейнера, прослеживать весь путь следования груза и т.д.

– проведения в сельских населенных пунктах широкополосного доступа к сети Интернет. Важность этой задачи заключается в том, что доля сельхозтоваропроизводителей Казахстана, применяющих цифровые технологии при производстве сельскохозяйственной продукции незначительна, что негативно сказывается на росте урожайности и сокраще- нии расходов при ведении сельского хозяйства. К примеру, для дальнейшего развития сельскохозяйственной отрасли в рамках программы необходимо: автоматизировать процесс субсидирования сельского хозяйства, а так же контроль за освоением выделенных средств; развивать автоматизацию регистрации, залога, выдачи сельскохозяйственной техники, вести централизованный мониторинг и контроль за техническим состоянием сельскохозяйственной техники; автоматизировать прослеживаемость животноводческой и растениеводческой продукции; наладить мониторинг за оборотом рыбы и рыбной продукции, создать «Национальный банк данных» минеральных ресурсов» и др.;

По мнению казахстанских экспертов, внедрение до 2020 года интеллектуальной транспортной системы в рамках «Цифрового Шёлкового пути» позволит увеличить объёмы транзитных перевозок в десятки раз.

Что касается КНР, то согласно статистическим данным, объёмы трансграничной электронной торговли в Китае за 2013-2016 годы превысили 1,8 трлн долларов, ежегодный рост составляет порядка 35% [2].

Например, в 2015 году сфера трансграничной электронной торговли в Китае занимала 19,5% всего объёма экспортно-импортных операций, а согласно прогнозам экспертов, в 2020 г. данные объемы достигнут 37,6% [3].

В 2017 году объем трансграничной электронной торговли составил 7,6 трлн. юаней (около 1,12 трлн. долларов).

В 2018 году согласно прогнозам экспертов объем трансграничной электронной торговли превысит 9 трлн. юаней (около 1,3 трлн. долларов) [4]. Основными игроками на рынке страны являются компания Alibaba и принадлежащие ей онлайн-торговые площадки JD.com, Taobao и T-Mall.

Важное значение в обеспечении электронной торговли в Китае имеет разработка доверенного отечественного программного продукта. Одной из передовых IT-компаний в КНР является компания «OBOR Cloud Network Technology Co., Ltd», которая разрабатывает программные продукты для Главного таможенного управления КНР («Е-порт»), Главной налоговой службы КНР, Главного управления надзора за качеством, инспекции и карантина КНР, Китайских железных дорог. Кроме того, компания является разработчиком первого в КНР склада для трансграничной электронной коммерции.

Какая же роль в цифровизации отводится СУАР? Следует отметить, что в течение последних трех лет в СУАР наблюдается стремительное развитие цифровизации как городов, так и сельских населенных пунктов. Здесь затронуты все сферы жизнедеятельности населения, экономики, бизнеса и безопасности.

К примеру, внедрены передовые IT-технологий в рамках трансграничной электронной торговли, поставки различных товаров народного потребления в страны Центральной Азии.

По мнению казахстанского эксперта Н.Бокейхана, львиная доля электронного товарооборота приходится на торговлю между Казахстаном и Китаем. Только в 2016 году товарооборот между странами составил более 13 млрд долларов США. Из них рост элек- тронной коммерции составил 20% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года [5].

Однако при положительной динамике внедрения цифровизации со стороны обеих стран не следует забывать, что цифровизация и кибербезопасность одна без другой невозможны.

Достижения научного прогресса, создание всемирной сети Интернет позволили преступно- сти выйти на новый уровень и проникнуть в киберпространство. Кибератаки уже приобрели очень разнообразные формы, включая ботнеты, утечку данных, программ-шантажистов, шпионов, взломщиков паролей и атаки DDoS. И это далеко не всё.

Новая критическая зона для всех стран – это информационная среда и средства коммуникации, которые позволили киберкриминалу выработать гибкие методы и способы работы в информационном пространстве.

Как известно, через сети Интернет проводится вербовка новых боевиков и осуществляется киберджихад – атаки на информационные ресурсы в террористических целях.

Для примера, можно отметить, что наиболее крупным актором террористического киберджихада является «Объединенный киберхалифат». На счету хакеров имеется ряд успешных кибератак. В частности, 26 июля 2018 года группа опубликовала плакат, отражающий результативность их деятельности в период с 23 мая по 21 июля 2018 года.

Согласно плакату, группа успешно осуществила DDoS-атаки, взломав 770 веб-сайтов, а

любые меры, чтобы нанести существенный ущерб путем создания коллапса в цифровой инфраструктуре самых разных отраслей человеческой жизнедеятельности, включая экономику, политику и другие сферы.

Мы видим, что количество угроз и рисков растёт ежедневно. К примеру, по данным Всемирного экономического форума, в 2017 году глобальные потери только от кибератак составили порядка 1 триллиона долларов США и, по мнению экспертов, если не предпринимать эффективных и результативных мер ущерб будет ещё больше.

В связи с этим целесообразно привести опыт по использованию цифровых технологий в Китае, на примере СУАР, в рамках программ «безопасный город», «безопасный логисти- ческий транзит», «безопасный бизнес» и др.

Известно, что СУАР – один из наиболее сложных в этнонациональном и историческом отношении регион Китая. Он граничит с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Россией, Пакистаном, Афганистаном, Монголией и Индией. Исторический экскурс показывает, что в свое время на части этой территории существовали отдельные национальные государства, что является для некоторых деструктивных сил в СУАР одним из символов сепаратизма.

В СУАР сохраняются отдельные проявления сепаратизма и воинствующего национализма.

Перед тем как рассмотреть СУАР в контексте цифровизации и кибербезопасности, сделаем краткий историко-правой экскурс в китайское право. Впервые в КНР ответственность за посягательства на компьютерную безопасность была установлена Постановлением Государственного Совета Китайской Народной Республики «О компьютерной безопасности информационных систем» от 18 февраля 1994 г. № 147 [7].

Существенным вкладом в борьбу с киберпреступлениями стало принятие 14 марта 1997 г. на пятой сессии Всекитайского собрания народных представителей новой редакции Уголовного кодекса Китая (УК КНР), где предусматривалась ответственность за преступления в информационном пространстве [8].

После трагических событий 2001 года в США на 25-м заседании Постоянного комитета девятого Всекитайского собрания народных представителей КНР 29 декабря 2001 г. была принята Поправка № 3 в уголовное законодательство, которая ужесточила ответственность в информационном пространстве, включая кибертерроризм.

Наиболее известной мерой китайского правительства по противодействию киберпреступлениям, в том числе террористическим, является так называемый Золотой щит (Golden Shield) – общенациональный электронный барьер, фильтрующий и контроли- рующий информационные потоки таким образом, что все интернет-данные пользователей в Китае проходят через ограниченное число контрольно-пропускных пунктов (шлюзов), управляемых ограниченным числом компаний, предоставляющих доступ в Интернет [9]. В 2006 г. весь Интернет попал под контроль названной государственной системы [10].

По мнению экспертов, бюджет в СУАР за последние три года, по внедрению ИТ- инфраструктуры, программного обеспечения и установке камер в регионе, вырос в пять раз.Немаловажен и тот факт, что активное внедрение информационно-коммуникативных технологий делает жизнь в городе заметно более безопасной: на 38 % упало количество преступлений, а время реагирования на происшествие сократилось ровно вдвое.

Для СУАР КНР цифровизация даёт большие внешнеэкономические преимущества.

В частности, это связано с созданием «умных» международных сухопутных портов Шёлкового пути с использованием электронных интегрированных платформ комплексных услуг для таможенных и карантинных органов на приграничной территории. С невероятной скоростью растёт и количество электронных международных платежей, только за последние три года ежегодный рост составляет до 15%.

Кроме того, СУАР КНР является интересным объектом исследования с точки зрения обеспечения приграничной безопасности и в контексте противодействия террористическим угрозам, в том числе связанным с Интернетом.

С увеличением числа подключений к сети Интернет критически важных объектов инфраструктуры растёт актуальность проблемы кибертерроризма, и это создает реальные угрозы для СУАР КНР.

Отметим, что СУАР КНР с каждым годом все больше зависит от глобальной сети, что делает ее более уязвимой к кибератакам. Не вызывает сомнений, что одной из самых потенциально опасных угроз является терроризм, включая его составляющую, - кибертерроризм.

В качестве вспомогательного средства глобальная сеть обычно используется террористами:

- для связи членов террористической группы или организации;

- вербовки новых членов террористических групп и мобилизации уже принятых членов;

- распространения агитационных и пропагандистских материалов;

- распространения информации по изготовлению средств для совершения терактов (оружия, взрывчатых веществ, компьютерных вирусов);

- сбора средств для финансирования деятельности террористических организаций;

- сбора информации о потенциальных целях (людях, объектах инфраструктуры) [11].

В целях противодействия кибертерроризму в СУАР китайским руководством принят комплекс профилактических мер, направленных на минимизацию киберугроз в информационном пространстве с использованием цифровых технологий.

Так, в 2017 году в рамках «Программы по регистрации населения» и бесплатной про- граммы «Медицина для всех» жители СУАР были обязаны пройти медицинский осмотр, в ходе которого собирались образцы ДНК, информация о группе крови, биометрические данные (отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаза). Цель – создание полной биометрической базы данных на все население СУАР в возрасте от 12 до 65 лет.

Кроме того, была создана голосовая база, которая позволяет автоматически устанавливать личность по телефонному или сотовому разговору. Опыт СУАР положил начало созданию голосовой национальной базы во всем Китае.

Также в телефоны населения установлены приложения, позволяющие определить место расположения владельца аппарата и его активность в сети, включая все данные в мессенджерах, а также пароли и логины. Кроме того, приложение позволяет проводить оператору сети мониторинг абонента: какие файлы просматривает человек на телефоне и оценивать, нет ли в них угрозы безопасности государству.

В 2017 года в СУАР внедрено приложение, которое позволяет населению сообщать полиции о правонарушениях, в том числе и связанных с киберкриминалом.

Цифровые технологии затронули и автопром Китая. Здесь на всех автотранспортных средствах предусмотрены автомобильные датчики, по которым спутники могут отслеживать передвижения автомобиля на всем его маршруте движения. Ужесточены требования к автопрому. Производитель автопрома без установки этих датчиков на свою продукцию не может осуществлять ее продажу. Что касается автотранспорта старого поколения, то это входит в обязанность его владельца, без установки данных датчиков нельзя заправить автомобиль на бензоколонке.

В регионе сегодня работает как минимум 40 тысяч камер, оснащённых системой распознания лиц и номеров автомашин. По некоторым данным, камеры автоматически

Что касается Казахстана, то он, как и другие страны, ежедневно сталкивается с подобными вызовами.

Все большую актуальность среди государственных деятелей, политиков, военных, спецслужб и экспертного сообщества приобретает вопрос защиты цифрового суверенитета государства путем усиления и развития электронного и информационного компонентов.

Совершенно очевидно, что отсутствие инструмента защиты цифрового суверенитета государства может привести к потере суверенитета вообще.

По оценкам экспертов, архитектура национальной цифровой инфраструктуры, базирующейся в значительной степени на Интернете, далеко не безопасна.

По данным «Лаборатории Касперского», Казахстан находится на 6-м месте в списке стран, пользователи которых наиболее часто подвергаются веб-атакам и на 9-м – по количеству пользователей, атакованных троянцами-вымогателями для мобильных устройств.

До недавнего времени крупные кибератаки, главным образом, были нацелены на правительственные сайты. Эти атаки усиливались пропорционально развитию цифровой инфраструктуры, и Казахстан стал одним из главных объектов таких атак в Центральной Азии.

В 2017 году в Казахстане стали жертвами кибератак более 20 ресурсов местных исполнительных и представительных органов, а также подведомственных организаций центральных госорганов, были заблокированы 323 казахстанских сайта [12].

С целью реализации государственной политики в области информационной безопасности в сфере информатизации и связи (кибербезопасности), Указом Президента РК от 6 октября 2016 года было образовано Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности РК, что стало важным шагом на пути обеспечения кибербезопасности страны3.

В рамках противодействия киберугрозам в 2017 году Правительством была утверждена Концепция кибербезопасности «Киберщит Казахстана» и План по её реализации до 2022 года4.

В настоящее время ведется работа по выстраиванию общей архитектуры

«Киберщита Казахстана», определены зоны ответственности со стороны КНБ, силовых, правоохранительных и других государственных органов.

К примеру, при КНБ сформирован Национальный координационный центр информационной безопасности, основной задачей которого является мониторинг национального киберпространства, реагирование на киберинциденты и их расследование.

Задачей Национального банка является мониторинг деятельности банков второго уровня и банковских организаций по обеспечению информационной безопасности.

Важным направлением в развитии кибербезопасности в РК является развитие отечественной электронной и софтверной промышленности, т.к. мировой опыт показывает, что при использовании иностранных продуктов и технологий угрозы кибербезопасности сохраняются и приумножаются.

Практика показывает, что зарубежными производителями устанавливаются различные

«закладки» не только на программном, но и на аппаратном уровне.

Для развития электронной и софтверной промышленности в Казахстане вырабатываются механизмы и стимулы для отечественных разработчиков продуктов информационно- коммуникативных технологий и их потребителей.

Создаётся нормативно-правовая база по производству доверенного оборудования и требований к нему, в вузах улучшены программы по подготовке высокопрофессиональных специалистов в информационной сфере.

3 Указ Президента РК от 6 октября 2016 года «Об образовании Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности РК».

Ведется развитие отечественных инфокоммуникационных спутниковых систем, которые обеспечат доступ к Интернету на транспортных артериях «Шёлкового пути».

Выводы. Особого внимания сегодня требует обеспечение безопасности не только глобального информационного пространства, но и всего маршрута «Шёлкового пути».

Вопросы по противодействию киберугрозам необходимо решать консолидированно. В первую очередь требуется объединение усилий всех государств-участников ШОС.

К основным направлениям совместной работы можно отнести такие мероприятия как:

1) проведение совместных научно-исследовательских работ по вопросам кибербезопасности в рамках проекта «Цифровой Шёлковый путь»;

2) совместная разработка проекта международных правил поведения государств в киберпространстве и совершенствования международной нормативной правовой базы в связи с кибернетическими вызовами национальной и международной безопасности;

3) развитие долгосрочных партнёрских отношений по обеспечению коллективной кибербезопасности в рамках цифрового Шёлкового пути (обмен опытом, информацией, обучение специалистов и пр.).

Список литературы

1. Березовская Е. Перспективы цифрового Шелкового пути [Электронный ресурс]. – 2018.- URL: https://dknews.kz/index.php/node/80856. (дата обращения 18.12.2018).

2. Акижанов С. Сопряжение «Цифрового Казахстана» и «Цифрового Шелкового пути»

обсудили в Пекине. [Электронный ресурс]. -2018.- URL: https: www.inform.kz/ru/sopryazhe- nie-cifrovogo-kazahstana-i-cifrovogo-shelkovogo-puti-obsudili-v-pekine_a3125476. (дата об- ращения 20.12.2018).

3. Изимов Р. В МЦПС «Хоргос» создадут платформу трансграничной электронной торговли. [Электронный ресурс]. -2017.- URL: https: 24.kz/ru/news/economyc/item/164141- v-mtsps-khorgos-sozd. (дата обращения 23.12.2018).

4. Сыроежкин К.Л. Объем трансграничной электронной торговли Китая в 2018 году может превысить 1,3 трлн. долларов [Электронный ресурс]. -2018.- URL: https://

trans.ru/news/obem-transgranichnoi-elektronnoi-torgovli-kitaya-v-2018-godu-mozhet-previsit- 1,3-trln-dollarov (дата обращения 10.01.2019).

5. Кожирова С.Б. Статистика интернет-торговли в странах мира: основные тенденции и показатели [Электронный ресурс].-2018.- URL http: // провэд.рф/analytics/16849- statistikaintepnet-topgovli-v-stpanah-mipa-osnovnyetendentsii-i-pokazateli.html http://

atameken.kz/ru/articles/26808 (дата обращения 18.01.2019).

6. Pro-ISIS Hacking Entity United Cyber Caliphate (UCC) ‎Claims Hacking Of Over 900 Websites, 1,500 Social Media ‎Accounts», by Jihad and Terrorism Threat Monitor, MEMRI [Электронный ресурс]. -2018. - URL: https://www.memri.org/jttm/pro-isis-hacking-enti- ty-united-cyber-caliphate-ucc-%E2%80%8Eclaims-hacking-over-900-websites-1500. (дата обращения: 21.01.2019)

7. Li P. Ordinance of the People’s Republic of China on the Protection of Computer Informa- tion System Security / P. Li, Chinese Law & Government.-2010.- V.43. I.5.- P.12-16

8. Korobeev A.I. Comparative analysis of legislation of various countries governing release from criminal liability in cases of crimes in the sphere of economic activity / A.I. Korobeev, A.V.

Kuznetcov, Journal of Internet Banking and Commerce.-2016.-Vol. 21. Iss.3.- 1-13.

9. Navarria G. China: the Party, the Internet, and power as shared weakness / G. Navarria ,

11. Dremliuga R.I., Korobeev A.I., Fedorov A.V. Cyberterrorism in China: criminal law and criminological aspects. Vserossiiskii kriminologicheskii zhurnal, Russian Journal of Criminolo- gy.- 2017.- vol. 11. no. 3.- P. 607–614.

12.Сабиров Ш. В Казахстане массово взломали сайты госорганов [Электронный ресурс].

-2017.- URL: https://www.nur.kz/1392184-v-kazakhstane-massovo-vzlomali-sayty-g.html (дата обращения 20.11.2018).

Н.Р. Таирова

Л.Н.Гумилев атындағы Еуразия ұлттық университеті, Нұр-Сұлтан, Қазақстан

«Цифрлы Қазақстан» және «Цифрлы Жібек Жолының» жүзеге асырылуы. Бір шынжырдың түйіні: киберқауіпсіздіктің мәселелері

Аңдатпа. Мақалада екі елдің қызығушылықтарының стратегиялық өзара тиімді көзқарасы жағынан

«Сандық Жібек жолы» бағытының «Сандық Қазақстан» бағдарламасы мен қытайлық «Бір белдеу - бір жол»

бастамасының түйісуінің талдауы көрсетілген. Қазақстан мен ҚХР ШҰАА шекарасының қауіпсіздігіне айрықша көңіл бөлінеді, себебі Қазақстан Қытай мен Еуропалық Одақ елдерінің цифрлық технологияларын қолданатын «Батыс- Шығыс» халықаралық көлік дәлізіндегі нарықты байланастыратын транзиттік- логистикалық хабы болып табылады.

Мақала аясында автормен Жібек Жолындағы киберқауіпсіздік сұрақтары бойынша сын-тегеулер, қауіп-қатерлер мен тәуекелдер анықталып, Қытайдың ШҰАА цифрландыруды енгізу тәжірбиесімен қатар кибертеррористикалық қауіптерге қарсы конструктивті ұсыныстар берілген.

Түйін сөздер: Қазақстан, ҚХР ШҰАА, цифрлық технологиялар, киберқауіпсіздік, трансшекаралық элек- тронды сауда, кибертерроризм.

In document Вестник Bulletin (бет 140-149)