• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

National Archaeology Center of Academy of Sciences of the Republic of Uzbekistan Tashkent, Uzbekistan

(E-mail: khatamova.2014@yandex.ru)

The Residences of Turkic Khagans in Chach: Jabghukat and Khatunkat

Abstract. In this article the author states opinions concerning occurrence and function of one of residences Turkic khaghans – Jabγukat (site Ak ata), located in Chach. In particular, it has arisen in the end VI of century in connection with Turkic khaghanate, and carried out functions both military, and political residence. At the same time near it there is a city Xatunkat (site Tugaytepe), that testifies to a strategic role Chach and reflection here of traditions statehood ancient Turks. These «city Khatun» arose in different territories, where widespread Turkic ethnic groups. The author of the article considers some of them came to the conclusion that the presence of «Khatun city» is one of the characteristics inherent in the urban planning of the ancient Turks.

Key words: Turkic Kaghanate, Residences, titles “Jabγu” and “Xatun”, Chach, cities Jabγukat and Xatunkat.

Информация об авторе:

Хатамова Мунира Маткаюмовна, PhD по историческим наукам, старший научный сотрудник, Националь- ный центр археологии Академии наук Республики Узбекистан, ул. Мирзо Улугбека, 81, Ташкент, Узбекистан.

Автор туралы мәлімет:

Хатамова Мунира Маткаюмовна, тарих ғылымдары саласы бойынша PhD, аға ғылыми қызметкер, Өзбек- стан Республикасы Ғылым академиясының Ұлттық археология орталығы, Мырза Ұлықбек көшесі, 81, Ташкент, Өзбекстан.

About the author:

Khatamova Munira Matkayumovna, Doctor of Philosophy (Ph.D.) in Historical Sciences, Senior Researcher, National Archaeology Center of Academy of Sciences of the Republic of Uzbekistan, Mirzo Ulugbek str., 81, Tashkent, Uzbekistan.

З. Джандосова

Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Российская Федерация (Е-mail: zarinejandosova@rambler.ru)

DOI: https://doi.org/10.32523/2664-5157-2020-2-4-76-86

казахской или, точнее сказать, казахскоязычной среде, хотя селение было основано в 1913 году русски- ми переселенцами и было многонациональным: в военные и послевоенные годы казахский язык еще оставался в Казахстане языком межнационального общения.

Имя Тұрсын, которым он был наречен родителями, несколько необычно, ибо имеет прямой перевод с казахского: «пусть останавливается» или «пускай стоит на месте», а в иносказательном смысле: «пусть будет в здравии» или «пускай будет жив и здоров». Это имя-оберег, которое казахи и родственные им народы дают мальчикам в семьях, где часто умирают младенцы. Делясь со студентами этнографиче- скими сведениями о тюркских народах, и, в частности, особенностями имянаречения у тюрков, Турсун Икрамович всегда иллюстрировал понятие имени-оберега на собственном примере. Такими же говоря- щими являются его отчество и фамилия. «Икрам» означает «почет, уважение», а «Султан» – это султан:

независимый правитель в мусульманских странах или (локальное значение) чингизидский царевич в Ка- захском ханстве. И действительно, несмотря на голодное и холодное детство и юность, многочисленные испытания и невзгоды, титанический (но порой такой незаметный) многолетний труд за письменным столом, Турсун остался, выжил, жив — и встречает свое восьмидесятилетие! Он пользуется почетом и уважением в научном сообществе как минимум двух стран – России, с которой он связал свою судьбу, и своего родного Казахстана, а на самом деле известен далеко за пределами этих стран: везде, где изучают историю Туркестана, Золотой Орды, тюрков и монголов. И, наконец, он, конечно, «султан» – «отец-ос- нователь» кафедры Центральной Азии и Кавказа Восточного факультета СПбГУ, руководивший ею почти четверть века, один из безусловных лидеров отечественного туркестановедения и исследований по истории монгольских и тюркских государств позднего средневековья.

В старших классах Турсун мечтал стать летчиком, занимался спортом (получил разряд по боксу) и думать не думал о том, что когда-нибудь превратится в кабинетного ученого, «погрязшего» в тюркских и персидских рукописях, станет доктором наук и автором многих-многих книг по истории. И поначалу казалось, что его мечта о небе сбудется, и он будет летать. Но все же из летного училища пришлось уйти.

И после четырех лет тяжелой армейской службы, в военной гимнастерке, бывшей потом целый год его единственным обмундированием, летом 1962 года «красивый, двадцатидвухлетний» Турсун Султанов вдруг неожиданно (неисповедимы пути Господни!) оказался на пороге Восточного факультета ЛГУ и подал документы на отделение истории Турции кафедры Ближнего и Среднего Востока. Наверное, он был готов к экзаменам не очень хорошо (все же окончил школу давно, да и армия не подходящее место для зубрежки), и, возможно, он даже не очень представлял себе в то время, что такое востокове-

К 80-летнему юбилею доктора исторических наук, профессора Турсуна Икрамовича Султанова

Турсун Икрамович Султанов родился перед самой Великой От- ечественной войной в Казахстане, в краю под названием Жетысу, в селении Шамалган (ныне Ушконыр), по названию живописного уро- чища, расположенного много выше села, на высоте около двух тысяч метров, и испокон веков служившего летним пастбищем – жайлау – для тюркских кочевников. Село Шамалган раскинулось у однои- менной горной речки, стекающей с гор Заилийского Алатау, снеж- ные вершины которых достигают в этой части Северо-Западного Тянь-Шаня четырех тысяч метров. Детство Турсуна прошло в сугубо

дение, что такое письменные средневековые источники (хотя наверняка слышал, как героиня Аркадия Гайдара, что был такой царь Тимур, «злой, хромой, из древней истории»). Но Турсун Султанов очень хотел учиться. Учиться и выучиться. Получить высшее образование. Выучить языки. Стать историком, изучить историю своей родины, исследовать ее новые страницы. Стать востоковедом. Поэтому он уси- ленно готовился к экзаменам, не слишком надеясь на армейскую квоту.

Турсун Икрамович рассказывал, что в день одного из вступительных экзаменов (кажется, это был эк- замен по истории СССР) он получил от сестры телеграмму о смерти отца. Горестные чувства помешали ему хорошо ответить на билет. И лишь вмешательство чуткого человека – тюрколога Аркадия Павлови- ча Григорьева, встретившего расстроенного абитуриента и убедившего экзаменаторов дать юноше еще один шанс и взять еще один билет (на который он затем ответил хорошо) – позволило ему поступить в университет. Турсун Икрамович сохранил чувство глубокой благодарности и Аркадию Павловичу, и всем своим университетским преподавателям и учителям, среди которых были выдающиеся ученые, профессора: И. П. Петрушевский, В. С. Гарбузова, А. Д. Желтяков, А. Д. Новичев, В. Г. Кондратьев, А.

Т. Тагирджанов, С. Н. Иванов. Общение с талантливыми и высокоэрудированными людьми, крупней- шими специалистами в своей области, не только дало Турсуну Икрамовичу знание современных и сред- невековых тюркских языков, истории и этнографии тюркских народов, но и помогло понять специфику востоковедения как специальности и востоковедного поприща как служения. Пример учителей, а впо- следствии к вышеназванным прибавились еще Вадим Александрович Ромодин и Сергей Григорьевич Кляшторный, с которыми Турсуна Икрамовича связала крепкая дружба, позволил ему определиться с выбором дальнейшего пути: не практическое востоковедение, а наука. Именно Кляшторный посове- товал ему идти в аспирантуру, кафедра дала старательному и отлично успевающему выпускнику реко- мендацию в аспирантуру, а Ромодин, лучший отечественный историк-афганист, специалист по истории Средней Азии, стал его научным руководителем в аспирантуре ЛО ИВАН, где Турсун Икрамович учил- ся в 1967-1971 гг. Доверительные беседы, дельные советы, нравственные уроки и дружеская помощь Вадима Александровича, которого Турсун Икрамович называет своим Пиром (духовным наставником), помогли начинающему ученому усвоить важнейшие критерии настоящей научной работы, не терпя- щей суеты и наскока, подтасовки фактов под идею, фантазирования и экстраполяции, опирающейся на кропотливую работу с хорошо проверенными фактами и данными, избегающей тенденциозности, субъективности и схематичности. Вспоминая своего Пира, Турсун Икрамович упоминал и разнообразие идей и тем, которыми Ромодин щедро делился со своим учеником, расширяя сферу его научных интере- сов: не только военно-политическая история, но и история социальная и этническая, история культуры, история истории и история науки. Итогом аспирантских штудий стала кандидатская диссертация Т. И.

Султанова на тему: «Основные вопросы истории казахского народа в XVI – XVII вв. по персидско-тад- жикским и тюркским источникам», которая сразу выдвинула его в число ведущих специалистов по истории Казахского ханства.

Окончив аспирантуру, Турсун Икрамович полетел на родину, в Алма-Ату, где тут же был принят на работу в отдел средневековой истории Института истории, археологии и этнографии АН КазССР, где в то время работало несколько первоклассных специалистов-востоковедов, хорошо разбиравшихся в восточных рукописях и разделявших высокие научные стандарты Т. И. Султанова (могу назвать среди них мою маму Клавдию Антоновну Пищулину). Достаточно серьезный уровень казахстанской истори- ко-востоковедной науки того времени (в 1969 году вышел объемистый том переводных «Материалов по истории казахских ханств XV-XVIII вв.», сделанный в основном силами казахстанских ученых) спо- собствовал дальнейшему развитию Султанова как ученого, окунал его в местную историческую про- блематику, однако сердце его рвалось назад, в ЛО ИВАН, к его «родным» рукописям, к плодотворным беседам с В. А. Ромодиным, С. Г. Кляшторным и другими востоковедами.

Одним из недостатков работы в Казахстане был местнический подход к истории (изучение именно

«истории Казахстана»), тенденция к которому обнаружилась задолго до эры независимости. Между тем, вслед за В. А. Ромодиным, а тот вслед за академиком В. В. Бартольдом, одним из редакторов полно- го собрания сочинений которого (выходившего в 1960-1970-х гг.), как раз и был Ромодин, Т. Султанов был абсолютно убежден в том, что изучение истории Центральной Азии («Казахстана и Средней Азии», как этот регион тогда называли, и «Туркестана», как его предпочитают называть Бартольд и Султанов), а на самом деле и всей Центральной Евразии, по национальным («республиканским») квартирам невоз- можно. Изучение истории монгольских и тюркских государств средневековья, сложнейшей этнической

истории и Великой Степи, и Мавераннахра, и Восточного Туркестана сделало его убежденным сторон- ником регионального, а не «национального» подхода к истории.

Академика В. В. Бартольда, подлинного создателя отечественного туркестановедения, тоже можно назвать учителем Т. И. Султанова, вероятно, самого вдумчивого его ученика, с карандашом проштуди- ровавшего (и не раз, и не два), классические работы великого предшественника с тем, чтобы двинуть науку вперед, продолжить изучение средневекового Туркестана как макрорегиона.

В 1974 году мечта Турсуна Икрамовича сбылась, он вернулся на берега Невы. Начиная с этого вре- мени и вплоть до 1997 года Т. И. Султанов служил в ЛО ИВАНе, занимаясь своей любимой рабо- той: тщательным изучением рукописей, поиском новых источников, разработкой новых тем и проблем средневековой истории. Одна за другой выходили статьи ученого о важнейших средневековых памят- никах исторической мысли Центральной Азии: о «Бабур-наме», «Тарих-и Рашиди», «Шейбани-наме», о среднеазиатской и восточнотуркестанской рукописной книге. Интерес к истории казахских племен Великой Степи проявился как в статье о «Жеты жаргы» (памятнике казахского обычного права), так и в монографии «Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв. (вопросы политической и социальной исто- рии)», вышедшей в Москве под редакцией В. А. Ромодина в 1982 г. Из всего этого следует, что главным направлением исследований Султанова с самого начала его научной работы стало источниковедение, и докторскую диссертацию в 1988 году он защитил именно по источниковедению, проработав около 200 чагатайских и персидских рукописей из собрания Института. Тема докторской диссертации Турсуна Икрамовича говорит сама за себя: «Памятники исторической литературы Средней Азии и Восточного Туркестана XV-XIX вв. (проблемы генезиса и функционирования)».

К очень неожиданному повороту в судьбе Турсуна Икрамовича, считавшего себя на тот момент су- губо научным работником и кабинетным ученым, привел распад Советского Союза. Превращение «Ка- захстана и Средней Азии» в «ближнезарубежную» «Центральную Азию» привело руководство СПбГУ к идее создания кафедры Центральной Азии на нашем Восточном факультете, и, конечно, доктор исто- рических наук, крупнейший к этому времени в России и Санкт-Петербурге специалист по средневеко- вой истории региона Турсун Икрамович Султанов оказался лучшей кандидатурой на должность руко- водителя новой кафедры. Вместе со своими соратниками по организации кафедры, замечательными учеными, тюркологом Сергеем Григорьевичем Кляшторным (специалистом по тюркским руническим памятникам и ранней истории тюрков) и иранистом Олегом Федоровичем Акимушкиным (в обширной библиографии которого к этому времени имелись работы не только по истории и истории культуры Ирана, но и по истории Центральной Азии и Восточного Туркестана), Т.И. Султанов разработал концеп- цию и программу нового учебного направления — «История Центральной Азии». В основе программы лежала концептуальная установка на преподавание истории и смежных курсов в региональном ключе, а не как историю отдельных стран региона (например, Казахстана или Узбекистана). Эта установка, равно как и установка на одновременную тюркологическую и иранистическую подготовку студентов, восходит к взглядам основоположника русской туркестанистики — академика В.В. Бартольда.

В начале 1996 года я имела честь познакомиться с Турсуном Икрамовичем Султановым лично. Он предложил мне стать лаборантом новой кафедры, пообещав с сентября и преподавательскую работу. И действительно, 1 сентября 1996 года первые ученики Турсуна Икрамовича, первые студенты нашей ка- федры вошли в аудиторию 200, специально выделенную и отремонтированную для нас. Я хорошо пом- ню огромный энтузиазм, радостное возбуждение, состояние надежды, которые характеризовали Турсу- на Икрамовича в те дни. Преподавание было совершенно новым для него делом, и он, разумеется, не мог не волноваться, впервые входя в аудиторию и начиная свою первую лекцию в таком уже солидном возрасте. Но желание поделиться своими огромными знаниями, заразить студентов своим интересом, нет, своей любовью и к региону, и к истории, и к средневековым историческим деятелям, и к авторам исторических книг, и к науке в целом, помогло ему быстро преодолеть это волнение и постепенно от- точить свою лекторскую манеру, почувствовать вкус к преподавательской работе, к непосредственному контакту с аудиторией. Турсун Икрамович был убежден в том, что студенты кафедры смогут возродить российское туркестановедение, «среднеазиатоведение» в том ключе, в каком видел его когда-то В.В.

Бартольд, в каком видели его В. А. Ромодин, О. Ф. Акимушкин, С.Г. Кляшторный и он сам.

Первое поколение выпускников нашей кафедры, окончивших магистратуру в 2001 году, внушало большую надежду на то, что именно академическое, научное направление ее работы, столь близкое заведующему кафедрой, будет превалировать. Студенты первого поколения легко осваивали сложную

программу (включавшую тогда, помимо турецкого и персидского, еще и арабский, чагатайский и уз- бекский языки) и проявляли большой интерес к науке и научному поиску, к востоковедению в его те- оретическом аспекте. Именно из этого поколения вышли яркие и состоявшиеся в науке, защитившие кандидатские диссертации молодые ученые: М.Е.Резван, ныне возглавляющая отдел Центральной Азии МАЭ РАН, Б.Н. Норик, К.С. Васильцов, А.К. Алексеев (кандидатская диссертация которого, написан- ная под руководством Т.И.Султанова, в наибольшей степени продолжала направление исследований последнего), Е.Клюкин и другие. Но среди более поздних поколений, к сожалению, интерес к акаде- мической науке не был столь явным и «тотальным», что было вызвано, конечно, не тем, что качество преподавания или «методы убеждения» изменились, а с общей обстановкой в стране и мире, которая все больше обусловливала переход от академического востоковедения к «практическому». Но и к практи- ческой сфере выпускники кафедры, ставшей с начала 2000-х годов кафедрой Центральной Азии и Кав- каза, оказались вполне готовы: немало выпускников нашли себя на дипломатическом поприще (Иран, Афганистан, Турция), в преподавательской (в том числе на Восточном факультете) и переводческой деятельности, в предпринимательстве и других областях.

1990-е и 2000-е годы стали, между тем, годами очень высокой публикационной активности самого профессора Т.И.Султанова. В 1992 году, в соавторстве с С.Г. Кляшторным, он выпустил в Алматы кни- гу «Казахстан. Летопись трех тысячелетий», которая стал бестселлером и впоследствии переиздавалась.

В этой монографии Сергей Григорьевич написал разделы, посвященные древности и раннему сред- невековью, а Турсун Икрамович — разделы, посвященные высокому и позднему средневековью. На фоне повышенного интереса к истории и настоящего «исторического голода», охватившего казахское общество в годы Перестройки и первые годы независимости, эта книга выделялась и была очень важна своей строгой научностью, сочетавшейся с легким стилем изложения (что стало фирменным знаком соавторов). Другой совместной работой ученых стала монография «Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье», вышедшая в «Петербургском Востоковедении» в 2000 году и в 2004 и 2009 гг. с исправлениями и дополнениями. Эта книга, в полной мере опиравшаяся на региональ- ный подход к истории, стала важнейшим подспорьем в изучении истории Великой Степи и смежных областей Евразии как для студентов нашей кафедры, так и для всех интересующихся данным предме- том. Она была переведена на несколько иностранных языков. Две монографии Т.И.Султанова посвяще- ны Чингис-хану и Чингизидам: «Поднятые на белой кошме. Потомки Чингис-хана» (Алматы, 2001) и

«Чингис-хан и Чингизиды. Судьба и власть» (М., 2006). Другой популярной среди любителей истории книгой Т.И.Султанова является его «Зерцало минувших столетий» (СПб, 2005), посвященное историче- ской книге в культуре позднесредневекового Туркестана. В казахстанских издательствах на русском и казахском языках выходили также монографии «Тимур и его империя» (2004, казахский перевод – 2007) и «Рождение казахской государственности» (2003, казахский перевод - 2008).

Все перечисленные книги можно рассматривать и как основные пособия по базовому курсу истории Центральной Азии в средние века, который Турсун Икрамович бессменно читает студентам младших курсов кафедры с момента ее основания, и по отдельным спецкурсам, читаемым для старшекурсни- ков и магистрантов. История монгольских и тюркских народов, Великой Монгольской империи, Золо- той Орды и государств-наследников оной, государств Тимура и Тимуридов, социальная и этническая история Великой Степи и Туркестана, равно как и история позднесредневековой письменной культуры региона, прежде всего в аспекте рукописной книги, - вот те темы, которые особенно любимы Турсу- ном Икрамовичем как исследователем и лектором, так и его слушателями и читателями. Добавим сюда предмет «Введение в востоковедение», который Т.И. Султанов читает первокурсникам. Чрезвычайно важно, чтобы это «Введение» читал ученый такого масштаба, как Т.И.Султанов, ведь только это остав- ляет шанс на то, что кто-то из наших студентов захочет заниматься «настоящим», то есть академиче- ским востоковедением.

Вся история нашей кафедры, которой через полвека «стукнет» четверть века (для иной кафедры это мало, а для нас – большой срок и повод для подведения некоторых итогов) связана с именем Турсуна Икрамовича Султанова, с его концептуальными установками, стратегическими и тактическими решени- ями, идеями и предложениями, надеждами и переживаниями. Турсун Икрамович реально создал нашу кафедру. И после ухода О.Ф.Акимушкина и С.Г.Кляшторного он остался на этой кафедре последним представителем «тяжелой артиллерии», не столько в силу своего почтенного возраста, сколько в силу своего безусловного научного веса и авторитета. Я думаю, что все поколения наших выпускников и сту-

дентов, начиная с первого, блестящего выпуска 2001 года и заканчивая нынешними первокурсниками, ценят полученные от него знания и наставления, считают себя учениками Султанова и гордятся этим фактом.

Список научных трудов Т.И. Султанова

1. О некоторых источниках «Бахр ал-асрар» // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. Краткое содержание докладов V годичной научной сессии ЛО ИВ АН СССР, май 1969 г. – Л., 1969. – С.

31-33.

2. К вопросу о терминах «Ак-Орда», «Кок-Орда» и «Юз-Орда // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. Краткие сообщения и автоаннотации VI годичной научной сессии ЛО ИВ АН СССР, посвященной 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. – Л., 1970. – С. 94-96.

3. Краткое описание сочинения Сейфи (XVI в.) // Известия АН Казахской ССР. Серия общественная. – 1970.

– № 1. – С. 46-50.

4. С.К.Ибрагимов и его историко-востоковедческие исследования // Страны и народы Востока. Cб. Восточной комиссии ВГО. Вып.10. Средняя и Центральная Азия. // Отв. ред. В.А.Ромодин. – М.: ГРВЛ издательства «Наука», 1971. – С. 241-248.

5. Некоторые замечания о начале Казахской государственности // Известия АН КазССР. Серия общественная.

– 1971. – №1. – С. 54-57.

6. Основные вопросы истории казахского народа в XV-XVII вв. по персидско-таджикским и тюркским источ- никам: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата истоических наук . – Л., 1971. – 19 с.

7. Востоковедные исследования в Казахстане // Народы Азии и Африки. История, экономика, культура. – 1972.

– № 2. – С. 225-229. (в соавторстве с Г.Ф. Дахшлейгером).

8. Некоторые итоги и проблемы историко-востоковедческих исследований в Казахстане // Известия АН КазС- СР. Серия общественная. – 1972. – № 5. – С. 43-51. (в соавторстве с Б.Е.Кумековым).

9. О терминах «Ак-Орда», «Кок-Орда» и «Йуз-Орда» // Известия АН КазССР. Серия общественных наук. – 1972. – № 3. – С.71-74.

10. Дешт-и Кипчак // Казахская советская энциклопедия. – Т.3. – Алматы: Главная редакция Казахской совет- ской энциклопедии, 1973. – С. 547-549. (на казах.яз., в соавторстве с Б.Е.Кумековым).

11. Вклад русских и советских ученых-востоковедов Академии наук и изучение средневековой истории Казах- стана // Известия АН КазССР. Серия общественная. – 1974. – №2. – С. 14-23. (в соавторстве с Б.Е.Кумековым).

12. Джахангир-хан // Казахская советская энциклопедия. – Т.4. – Алматы: Главная редакция Казахской совет- ской энциклопедии, 1974. – С. 351. (на казах. яз.).

13. Джунгарское ханство // Казахская советская энциклопедия. – Т.4. – Алматы: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1974. – С. 474-476. (на казах. яз.).

14. Казахское ханство при Касыме // Казахская советская энциклопедия. – Т.6. – Алматы: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1975. – С. 541 (на казах. яз.).

15. О времени образования казахских жузов // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XI годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР (краткие сообщения и автоаннотации). – М.: Наука, 1975.

– С. 67-69.

16. Письмо золотоордынского хана Улуг-Мухаммада турецкому султану Мураду II // Тюркологический сбор- ник. 1973. – М., 1975. – С. 53-61.

17. Рец. на: К.Ш.Шаниязов. К этнической истории узбекского народа (историко-этнографическое исследование на материалах критического компонента). – Ташкент, 1974. – 342 с. // Советская тюркология. – 1975. – № 4. – С.

106-108.

18. К истории Казахстана 70-х годов XIV в. // Известия АН КазССР. Серия общественная. – 1976. – № 5. – С.

47-52.

19. Рец. на: Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып.1. – М., 1973 // Народы Азии и Африки. – 1976.

– № 4. – С. 193-195.

20. Рец. на изд.: Шах-Махмуд ибн мирза Фазил Чурас. Хроника. Критический текст, перевод. – М., 1976 // На- роды Азии и Африки. – 1977. – № 5. – С. 239-242.

21. Этнический состав казахов и казахско-узбекские межэтнические связи в XV- начале XVI вв. по письменным источникам // Всесоюзная Тюркологическая конференция, 27-29 сентября 1976 г. Этнические и историко-культур- ные связи тюркских народов СССР. Тезисы докладов и сообщений. – Алма-Ата, 1976. – С. 96-97.

22. Известия Мирзы Хайдара Дуглата и Сейфи Челеби о Тибете и тибетцах XVI в.// Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XII годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР (краткие сообще- ния). Часть I. – М.: ГРВЛ, 1977. – С. 140-145.

23. Опыт анализа традиционных списков 92-х «племен илатийа» // Средняя Азия в древности и средневековье (история и культура). – М.: ГРВЛ, 1977. – С. 165-176.

24. Тюркские переводные позднесредневековые исторические сочинения // Письменные памятники и пробле- мы истории культуры народов Востока. (ППиПИКНВ). XIII годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР (краткие сообщения). Октябрь 1977 г. – М.: Наука, 1977. – С. 115-117.

25. Некоторые вопросы тюркской средневековой переводной исторической литературы // Тюркологический сборник 1976. – М., 1978. – С.141-152.

26. Письма золотоордынских ханов // Тюркологический сборник 1975. – М., 1978. – С. 234-251.

27. Возвышение Казахского ханства // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 264-273.

28. Династия Чагатаидов // Казахская советская энциклопедия. – Т.12. – Алма-Ата: Главная редакция Казах- ской Советской Энциклопедии, 1979. – С. 162.

29. Жеты Жаргы // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-А- та: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 334-341.

30. Завоевание монголами территории Казахстана // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата, 1979. – С. 114-119.

31. Образование улусов. Золотая Орда // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 119-130.

32. Патриархально-феодальные отношения // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 322-334.

33. Политический и государственный строй в улусах // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 130-137.

34. Политическое положение Казахского ханства в XVII в. // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 282-290.

35. Ханство Абулхайра // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 176-181.

36. Хозяйство казахов // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т.2. – Алма-Ата: Изд. Наука КазССР, 1979. – С. 299-310.

37. Чагатайский улус // Казахская советская энциклопедия. – Т.12. – Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1979. – 162 (на казах. яз.).

38. «Семь установлений» – памятник права казахов XVII в. // Страны и народы Востока. Вып. 22. Средняя и Центральная Азия. География, этнография, история. Кн. 2. Отв. ред. В.А.Ромодин. – М.: ГРВЛ издательства «На- ука», 1980. – С. 252-262.

39. Литературная судьба исторического сочинения в культурной среде средневекового мусульманского Восто- ка // Бартольдовские чтения. 1981. Год пятый. Тезисы докладов и сообщений. – М., 1981. – С. 79-80.

40. Сословие султанов в Казахском ханстве XVI-XVII вв. // Казахстан в эпоху феодализма (Проблемы этнопо- литической истории). // Отв. ред. А.Х. Маргулан. – Алма-Ата: Наука, 1981. – С. 142-148.

41. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв. (Вопросы этнической и социальной истории). // Отв. ред.

В.А.Ромодин. – М.: ГРВЛ, 1982. – 133 с.

42. «Тарих-и Рашиди» Мирза Хайдара Дуглата (Литературная история памятника) // Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования. Ежегодник 1975. – М.: ГРВЛ, 1982. – С. 116-135.

43. Бекташия // Ислам. Краткий справочник. – М.: «Наука», ГВРЛ, 1983. – С. 42-43

44. Рукописная историческая книга и ее читатели в странах средневекового мусульманского Востока // Народы Азии и Африки. История, экономика, культура. – 1984. – № 2. – С. 71-80.

45. О прижизненном авторе списке «Записок» Бабура // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XVIII годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР (доклады и сообщения). 1983-1984. Ч. I. – М.:

«Наука», ГРВЛ, 1985. – С. 72-76.

46. «Записки» Бабура как источник по истории моголов Восточного Туркестана и Средней Азии. К 80-летию акад. А.Н.Кононова // Turcologica 1986. Отв. ред. С.Г.Кляшторный, Ю.А.Петросян, Э.П.Тенишев. – Л.: Наука, Ле- нинградское отделение, 1986. – С. 253-267.

47. О невольниках в Казахском ханстве в XV-XVII вв. // Рабство в странах Востока в средние века. Отв. ред.

Е.И.Кычанов. – М.: «Наука», ГВРЛ, 1986. – С. 340-352.

48. Позднесредневековая мусульманская историография/ Народы Азии и Африки. История, экономика, куль- тура. – 1986. – № 3. – С. 100-108.

49. Среднеазиатские и восточнотуркестанские историки XV-XVIII вв. (Общественное положение и профес- сиональный статус) // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. Вып. 9. Межвузовский сборник. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1986. – С. 198-218.

50. Историческая критика в трудах средневековых историков // Бартольдовские чтения 1987. Год восьмой. Те- зисы докладов и сообщений. – М.: Наука, 1987. – С. 86-87.