• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

УДК 327:37 (574:571)

ДИНАМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

СОЗДАНИЯ НАУЧНОЙ КУЛЬТУРЫ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Абишев Н.А.1, Мамилина С.К.1

Жетысуский государственный университет им. И. Жансугурова1, г.Талдыкорган E-m ail:m amil ina_samal@mail .ru

Біз оқырманға өз зерттеуіміздің нәтижелерін ғана емес, сонымен қатар тарихи ұстаным тұрғысынан мәдениеттің және оның теориялық ұғымының жеке көзқарасы мен түсінігін сақтауға және жеткізуге тырыстық.

Кілт сөздер: Университет, мәдениет, институционализация, өзара қарым-қатынас, динамика дүниетаным.

Автор стремится донести до читателя не только результаты своего исследования, но сохранить и передать личностное отношение и понимание культуры и ее теоретического осмысления с позиции принципа историзма.

Ключевые слова: Университет, культура, институционализация, взаимоотношения, динамика, мировоззрение.

The author tries to convey to the reader not only the results of his research, but to preserve and show the personal attitude and understanding of culture and its theoretical comprehension from the standpoint of the principle of historicism.

Key words: University, culture, institutionalization, interaction, dynamics, outlook.

Университет – это автономная структура в сердце обществ, по-разному организованных в силу особенностей географии и исторического наследия; он создает, проверяет, оценивает и передает следующим поколениям культуру посредством проведения исследований и преподавания. Базовыми принципами Великой Университетской Хартии являются: а) независимость университетов, чтобы удовлетворять требованиям окружающего мира, то есть его исследования и преподавание должны быть морально и интеллектуально независимы от всех политических и экономических властей; б) неразделимость обучения и исследовательской работы, чтобы обучение в них успевало за изменяющимися нуждами и запросами общества и отражало достижения научной мысли; в) независимость сотрудников в этой деятельности, то есть свобода в исследованиях и обучении есть фундаментальный принцип жизни университета.

Не приемлющий нетерпимость и всегда открытый для диалога университет – это идеальное место встречи преподавателей, способных передавать свои знания и имеющих все условия для развития их посредством исследований и инновационных внедрений, и студентов, которые получили право, могут и хотят обогатить свои умы этими знаниями [1].

Мы использовали для исследования данную формулировку университета, учитывая, что 22-23 мая 2007 года на базе Таразского государственного университета имени М.Х. Дулати с участием Министра образования и науки Республики Казахстан Ж.К.Туймебаева и Генерального секретаря Обсерватории Великой Хартии университетов доктора Андриса Барблана был проведен первый Международный семинар по внедрению кредитной системы обучения в высших учебных заведениях. Значимость данного семинара для системы высшего образования состоит в том, что его участниками был инициирован текст Меморандума университетов Республики Казахстан. Считаем, что в условиях интеграции и интернационализации высшей школы в образовательном пространстве, необходимо определить единый предмет деятельности субъектов образования выстроенный на логических закономерностях, принципах, целях и задачах, естественно с различными результатами. Это

связано с тем, по мнению европейских ученых, что материал знаний расширяется и фрагментируется, сами представители университета стремятся найти опору в формулировках, обещающих собрать все воедино и дать некий общий смысл. И далее они отмечают, в результате наблюдается устойчивый поток «новых» формулировок, которые по большому счету представляют собой повторение старой песни на новый лад: подготовка трудовых ресурсов, и/ или передача культуры, и/ или развитие личности – с неизменным возвращением к общей культуре, исследованиям и служению обществу. Эти формулировки неспособны направлять усилия, так как всего лишь указывают, что высшее образование не отвечает за производство материальных благ, оборону государства, социальное обеспечение или поддержание правопорядка, даже если, как показывает зрелое размышление, оно в какой- то степени влияет на все это [2, P. 20].

Национальные системы высшего образования [Бертон Р.Кларк], «…объединяют множество людей, которые занимаются развитием и распространением мирового интеллектуального наследия. Эти центры знания, на протяжении нескольких столетий игравшие важную роль в подготовке лиц свободных профессий и политических элит, а теперь существенно выросшие и расширившие сферу своей деятельности, занимают как никогда важное место…» [3, С. 10]. В 1979 году Жан-Франсуа Лиотар напоминал, что в европейской культурной традиции университет всегда был и остается основным институтом образования и науки. В США, отмечает ряд исследователей, «… на протяжении нескольких десятилетий прагматично настроенные наблюдатели называли тремя основными целями «преподавание, исследования и оказание услуг» и оставляли безграничные возможности для того, что можно преподавать, что можно исследовать и что можно считать оказанием услуг.

Предпринимавшиеся в 1970 –х годах попытки разъяснения поставленных целей лишь продолжили перечень размытых абстракций. Например, Комиссия по высшему образованию фонда Карнеги выделила пять целей высшего образования, в том числе «расширение человеческих возможностей в обществе в целом» [4, P. 1]. В Швеции государственная комиссия

«U68» выдвинула такие цели, как «демократия», «развитие личности» и «социальное изменение»[5, P.202]. В коммунистических странах дела обстояли не лучше: например, польский закон о высшем образовании 1958 года предлагал длинный перечень, простиравшийся от «подготовки компетентного персонала для всех видов деятельности в экономике, культуре и всех секторах социальной жизни» [6, P.195].

Для выделения основных особенностей системы высшего образования необходимо сосредоточить внимание на том, каким образом система сама определяет действия и изменения. Такой подход изнутри позволяет избежать простого возложения ответственности за все на общество. Ральф Дарендорф прекрасно выразил эту мысль, заметив, что некоторые области человеческой деятельности выработали свои собственные образы действия: мир науки или искусства. Иными словами, существует такая вещь, как секторальная гегемония [7, Р.142].

Естественные и гуманитарные науки и высшее образование, например, обладают автономией, которую невозможно представить в начальном или современном среднем образовании. Они свободнее от семьи, сообщества и церкви и прежде всего от контроля местных чиновников и общественности. В прошлом столетии система высшего образования превратилась в сравнительно независимый сектор современных обществ [3]. Есть и другое мнение, что несмотря на распространенное представление о том, что высшее образование поддерживает все более глубокие отношения взаимозависимости с другими частями общества и, следовательно, является во многом зависимым, полезнее считать, что этот сектор развил собственную серьезную структуру и соответствующие процедуры, которые обеспечивают некоторую автономию и прочное преобладание над определенными задачами и функциями [8].

Английский историк А.Б.Коббен предложил прекрасный анализ борьбы вокруг первых попыток создания университетов в средневековой Европе, ответив на главный вопрос, почему Болонья и ее подражатели в Северной Италии продолжили свое существование, а более ранние и не менее перспективные попытки в Салерно потерпели провал. Основной слабостью Салерно, - заметил он, - была его неспособность создать защитную и сплоченную организацию

для поддержания своего интеллектуального развития. Коббен делает вывод, что история средневековых университетов со всей убедительностью показывают, что за академическим прорывом сразу же должен следовать институциональный ответ, чтобы интеллектуальный потенциал не был растрачен впустую. Институционализация в данном случаепроцесс создания социального института, предполагающего замену спонтанного и экспериментального поведения на предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется, регулируется путем определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведения их в систему, способную действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности. Последовательные этапы процесса институционализации: а) возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий; б) формирование общих целей; в) появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок; г) появление процедур, связанных с нормами и правилами; д) институционализация норм и правил, процедур, то есть их принятие, практическое применение; е) установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

ж) создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института.

Отсутствие регулярной организации поначалу может способствовать широким исследованиям, но закрепления и управляемого развития можно достичь только с помощью институциональной структуры [9, Р. 47, 38]. К сожалению, по мнению Бертона Р. Кларка недовольные сетования вряд ли «…способны изменить такую естественную неопределенность цели. Как говорят Майкл Д. Кози и Джеймс Г.Марч, почти каждый образованный человек может прочесть лекцию под названием «Цель университета». Почти никто не станет слушать такую лекцию по своей воле. В основном такие лекции и соответствующие статьи представляют собой исполненные благих намерений и бессодержательные упражнения в социальной риторике. Нормативные заявления о целях университета, как правило, формируют цели, которые оказываются бессмысленными или размытыми…» [10, P. 195].

Цели столь широки и неопределенны, что у университета или системы нет никаких шансов достичь их (или они не в состоянии их достичь). И нет никаких способов, позволяющих оценить степень достижения цели. Никто даже не знает, согласны ли влиятельные группы в системе с какой-то одной или всеми заявленными целями и в какой степени [6, P. 195-196].

Замысел данного исследования состоит в том, чтобы посредством очного и заочного диалога заострить внимание высших учебных заведений на необходимость самого активного участия преподавателей социогуманитарных дисциплин в создании научно-методических, социальных аспектов накопления культуры и соответствия высшей школы требованиям эффективной интеграции с мировым образовательным пространством.

В свое время американский ученый Л.О. Уайт, трактовал культуру как целостную и самонастраивающуюся систему, включающую в себя символическую и технологическую сторону. Интенсивно развиваясь, культурология стала сегодня интегративной областью знания, рассматривающей культуру прежде всего как общечеловеческое достояние.

Человек существует не только в обществе, но и в культуре. Культура представляет собой специфическую форму бытия, возникновение, существование и изменение которой связано с человеком и определено его деятельностью. Познавая культуру, человек познает не некую независящую от него реальность, а по сути себя самого, свое собственное бытие, объективированное в фактах культуры. В познании культуры человек использует техники и приемы познания как общего, так и весьма специфического характера, проясняя смысл своего собственного бытия, своей деятельности. Университет в этом плане есть постоянное напоминание о том, что познание – это вовсе не такое дело, которое мы делаем ради чего-то другого, например, для применения этого знания на практике, - в промышленности, политике и т.п. Нет, сама политика, промышленность и всяческие формы практики существуют для того, чтобы люди могли пребывать в сфере абсолютного духа, заниматься познанием – высшей радостью человеческого бытия, то есть сама политика, промышленность, образование определяются особенностями культуры. Более того, именно особенности культуры чаще всего

порождают те или иные формы политики, промышленности, образования и т.д. Отсюда можно сказать, что характером культуры во многом определяется и механизм заимствования конкретным обществом тех или иных форм организации жизни у других обществ.

Вопрос об исторической динамике культуры – это вопрос об исторических типах культур и их особенностях. Задача обнаружения и описания различных типов культуры и соответственно различных типов общества весьма сложен. Однако для нас наиболее важным с точки зрения философского подхода является выявление исторической типологии культуры, имеющей универсальное значение. По мнению профессора В.Ф.Шаповалова такая типология исходит из «…

признания универсальных тенденций в развитии культуры, порожденных взаимосвязями и взаимозависимостями различных регионов и стран. Это означает, что все страны и народы в той или иной форме проходят (или должны пройти) одни и те же этапы в эволюции типа культуры.

Особенности отдельных культур при этом не исчезают, но подвергаются видоизменениям по мере включения в единый процесс мирового развития…» [11, С. 572].

Рассматривая историческую динамику культуры под углом всемирности, приходится признать, что особую роль в ней играет западная культура. Научный и промышленный переворот, осуществляемый в Новое время, был во многом подготовлен средневековой культурой, в рамках которой возникли университеты, школы, рациональная «автономия»

схоластического метода. В эпоху Нового времени (ХVl - начало XVllв.) христианство, ориентировавшее человека на сферу духовной жизни и поиск спасения души, столкнулось с утверждением важности активной деятельности человека в делах практических. Философия Нового времени, развивая традиции Возрождения, оправдывала человеческую активность, естествознание основывалось на идее отождествления природы и машины, естественного и искусственного, научного и технического. Для науки Нового времени было характерно противостояние человека и природы, активное вторжение в природную предметность и преобразование ее с учетом собственных интересов. В целях искоренения невежества и распространения света научного знания в философии Нового времени большое значение приобрел рационализм – определенный способ объяснения мира, где доминирующая роль принадлежит разуму. Рациональность опосредована предварительной работой мысли, предполагает по мнению Т.Г.Лешкевич, «… построение схем деятельности в идеальном плане, связана с целесообразностью и общезначимостью; в рационализме главенствующей является идея…» [12, С. 73-76].

Возникновение науки Нового времени (Коперник, Галилей, Ньютон) имело следующие теоретические предпосылки: мыслители – схоласты оставили в наследство новоевропейской науке развитый метод логического анализа, ремесленники подготовили почву для количественного подхода к явлениям, эпоха Ренессанса воспроизвела античные традиции абстрактно-дедуктивного мышления; важное значение имела публикация (в 1543г.) трудов величайшего греческого математика и физика Архимеда.

Cредневековье – хронологический большой и неоднородный период, охватывающий V- XVвв. , а средневековая философия - это сложное образование, связанное, с одной стороны, с магистральными идеями нарождающегося христианства, а, с другой – античностью [13, С.40- 46]. Подход к средневековой философии – это подступы к исторически своеобразному способу философствования, сопряженного с религиозной идеологией, основанной на принципах откровения и единобожия. Предпосылки становления и развития философии в средние века связаны с социально- экономическими, политическими и идеологическими условиями эпохи Римской империи: обезличивание рабского труда, падение его производительности, восстания рабов, появление таких социальных групп и прослоек как вольноотпущенные, свободные люмпены, колоны, профессиональные солдаты и др. Варварские нашествия V - VIвв.

вызывали экономический хаос и беспорядок. На смену официальной римской религии, не могущей дать утешения массам, и восточным культам шло христианство, которое утверждало, что земная жизнь преходяща и праведно живущие будут жить в блаженстве в ином царстве.

К особенностям средневековой философии надо отнести тот факт, что истина была открыта в откровении, в священном Писании. Истина стремилась проникнуть в него, а человек, постигая

истину, причащался посредством разума к Богу. Христианство решало проблему человека, возводя его до божества, предлагало профетическую церковь-общину, демократизм и всеобщую религиозность, монотеизм, религию священных писаний.

Становление новоевропейской науки свидетельствовало о всецелой рационализации мышления. Происходило замещение упований на откровение и значимость божественного предопределения процедурами осознанного научного поиска [12, С. 73-76].

Ведущей для новоевропейской науки стала идея «закона идея прогресса, особую значимость приобретает получение нового знания, принцип упорядоченности и классификации, соединение теории и практики. Когда новоевропейская цивилизация и наука только становились, университет был оплотом средневекового общества, схоластики, консерватизма (как в позитивном, так и в негативном смысле слова), - он был «реакционен» по отношению к галилеевской науке, развивавшейся тогда по преимуществу в академиях. Университет принадлежал еще к старой эпохе письма, - эпохе рукописных книг, которые зачитывались профессорами с кафедр, а слушатели конспектировали содержание «лекций», чтобы потом в дальнейшем самим оглашать их с кафедры следующему поколению студиозусов. Академии же, напротив , новаторские по своему замыслу, делали ставку на использование наук в технологической практике.

Однако средневековый по своей сути университет не умер и в Новое время.

Становление системы массового образования пошло по пути того, чтобы «налить новое вино в старые мехи»: университет усвоил новую науку и во взаимодействии с академией по существу возглавил сциентизированную (абсолютизация роли науки в системе культуры…) цивилизацию.

Культура в широком смысле предстает как совокупность материальных и духовных ценностей, специфически человеческий образ жизни, а также как знаковая система и система ценностей. Философы по-разному определяют сущность культуры, рассматривая ее с точки зрения предметно-ценностного наполнения – «аксиологическая концепция»; как технологию воспроизводства жизнедеятельности общественно развитого человека, - «деятельностная концепция»; как духовное богатство личности и основу творческой активности – «личностная концепция»; как совокупность информации и знаковую систему – «информационная концепция».

Для того, чтобы возникла культура, как особая среда, которая непосредственно окружает и в которой живет человек, необходимы были какие-то особые условия и предпосылки. В чем они состоят – вопрос чрезвычайно важный и сложный, на который дает ответ целый комплекс наук, в том числе и философских: социальная философия, философия культуры, культурология. Причем связывает так, что природные явления предстают перед ним не в своей непосредственной первозданности, а в преобразованном виде, как составная часть предметов культуры, то есть будучи ею освоенными, изменившими свою форму и природную сущность.

По мнению профессора Т.Г.Лешкевича, «… специфика философии проявляется в том, что она применяет свой особый метод рефлексия – метод оборачивания на себя, челночное движение, предполагаюшее возвращение к исходным предпосылкам и обогащение новым содержанием. Для философии характерна переформулировка основных проблем на протяжении всей истории человеческой мысли. Условно это ее свойство может быть обозначено как обратимость или рефлексивность философии…» [12, С. 19-20].

Возрождение открыло заново свободу мыслить, Ренессанс был занят поиском индивидуальности, стремлением уяснить и обосновать независимо достоинство особого индивидуального мнения, вкуса, дарования, образа жизни. Начиная с XVв. происходит целый ряд изменений в социально-экономической и духовной жизни Западной Европы. Они были связаны и с освобождением от церкви и религии и наступлением эпохи художественно- эстетической.

Наука опирается на факты, их экспериментальную проверку. Философия же отстает от сферы повседневности и уносится в мир интеллигибельных сущностей (Intelligibilis-

постигаемый, мыслимый), которые постигаются только умом и не доступны чувственному познанию. Вопросы, что есть обучение, воспитание, педагогический процесс, урок, выходят за рамки эмпирических обобщений. Обучение не есть то или иное прекрасное явление или материальный предмет.

Философское понимание прекрасности явления обучения ориентировано на постижение этого явления с точки зрения всеобщего. Оно выходит за пределы эмпирической данности, преодолевает их и трансцендирует к сущностному определению. Философия, предполагая разговор о культуре с точки зрения всеобщего, нуждается в таких языковых средствах, которые смогли бы отразить безмерность и бесконечность мира образования, в том числе и университета.

Философия задает университету аксиологическое измерение, наиболее полно и законченно выражая саму идею культурной традиции. Главная роль философии в университете была в том, чтобы обеспечить кооперацию дифференцированному духовному производству, обеспечить единство многообразия в положительном знании.

Поэтому философия создает собственный язык – язык категорий, предельно широких понятий, обладающих статусом всеобщности и необходимости. Они настолько широки, что не могут мыслиться составляющими других, более широких понятий. Причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность – примеры философских категорий. Взаимоотношения философии и науки являются острой проблемой для современных философов.

Философия всегда была основой мироздания. Поскольку из философии исторически следовала теория познания, а затем наука, возникла установка заменить философию базисной дисциплиной по основаниям. Однако по мнению А.Мерсье, философия не есть наука. Наука не есть ни какая-то философия, ни философия вообще.

Существуют следующие версии взаимоотношений философии и науки: а) наука отпочковалась от философии; б) философия, стремясь сохранить за собой функции «трибунала»

чистого разума, сделала центральной теоретико-познавательную проблематику, проработав ее во всех направлениях; в) современная философия мыслится как вышедшая из эпистемологии. И именно философия должна сделать предметом своего анализа рассмотрение науки как совокупного целого в ее антропологическом измерении, нести ответственность за науку перед человечеством. Наука не содержит критериев (12) социальной значимости своих результатов, а это значит, что ее достижения могут применяться как во благо, так и во вред человечеству.

Получается, что размышлениями по поводу негативных последствий применения достижений науки обременена не наука, а философия.

Достижения науки не могут функционировать в обществе спонтанно и бесконтрольно.

Функции контроля, подразумевающего предотвращение негативных последствий наисовременнейших научных и технологических разработок, связанных с угрозой существованию самого рода |Homo sapiens, вынесены за пределы науки [12, С. 26-27 ].Однако их осуществление находится не только во власти философов и философии. Необходима поддержка институтов государства, права, идеологии, общественного мнения. Положительная задача философии состоит в том, чтобы, выполняя функции арбитра, оценивающего совокупность результатов научных исследований в их гуманистической перспективе, двигаться в соответствии с логикой развития научных исследований, доходя до исходных рубежей, то есть до той точки, где возникает сам тип подобных этико-мировоззренческих проблем.

Своеобразие видения мира, отбор жизненного материала определяются и регулируются мировоззрением. При этом наиболее непосредственно влияет на научный поиск та сторона мировоззрения, которая выражается в культурной системе, сознательно или стихийно реализуемой в образах. Знание законов логики дает возможность не только сознательно строить свои рассуждения, но и наукой выверять их точность, позволяет определять место обрыва логической связи, находить ошибку в мышлении.

Философы науки уверены, что коренные изменения в науке сопровождаются интенсивным углублением в ее философские основания, и тот, кто хочет удовлетворительно

понимать науку ХХ1 века, должен хорошо освоить философскую мысль. Хотя философия не рассматривает частные проблемы наук, за ней стоит весь опыт познания человечества. Об этом отмечает профессор Б.Г.Нуржанов, что «философию интересует не конкретная практика, методика или образование, а прежде всего суть этого института, его место и роль в предельно широком поле культуры, влияние на социально –культурные, экзистенциальные и антропогенные процессы и т.д.» [14, С. 14].

Теоретической формой мировоззрения является философия, которая имеет глубокие корни в реалиях жизни как отдельного человека, так и всего человечества, коль скоро удовлетворяет человеческую потребность в поиске единого и общего в многообразии мира, причин и законов возникновения и развития мировых явлений, в том числе и самого человека, то тесть в поиске того, что называют сущим [13, С. 96-99].

Конечно, философия занимается не только проблемой сущего, но последняя образует ядро всякой философии, так как содержит в себе вопрос о первоначалах мира. Раздел философии, изучающий фундаментальные принципы мироздания(совместно с понятием универсум компоненты понятия мир) и наиболее общие категории сущего, называется онтологией (сущее учение, понятие, слово). С их помощью человек получает возможность мыслить предельные основания мира, которые неизбежно обнаруживаются в двух простых и элементарных фактах: во-первых, в фундаментальной дихотомии мира на материальное и идеальное, во-вторых, в их единстве, «сплавленности» в существовании самого человека.

Именно обнаружение указанных фактов инициирует постановку каждой новой генерацией человечества вопроса о сущем.

Автор стремится донести до читателя не только результаты своего исследования, но сохранить и передать личностное отношение и понимание культуры и ее теоретического осмысления с позиции принципа историзма. Принцип историзма предполагает: во-первых, рассмотрение культуры в ее развитии; во-вторых, рассмотрение связей культуры с образованием, религией, социумом и т.д.; в-третьих, изучение культуры в свете опыта современности, использование культурных высших форм в качестве ключа к пониманию предшествующих.

Выявление специфики культуры требует умения спуститься к его низшей генетической границе и сопоставить современные высокоразвитые его формы с изначальными, истоковыми. Общее для всех этих исторических форм культуры и будет специфическим, сущностным для нее.

ЛИТЕРАТУРА:

1.Великая Университетская Хартия. Болонья, 18 сентября 1988.

2.Moodie, Eustace, Power and Authority. P. 20.

3.Бертон Р.Кларк Система высшего образования: академическая организация в кросс- национальной перспективе.- М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011- С. 10.

4.Purposes and Performance of Higher Education in the United States P. 1.

5.Kerr et al. Systems of Higher Education. P.202.

6.Ibid. P.195.

7.Dahrendorf. Life Chances. Р.142.

8.Green. Predicting the Behaviоr of the Educational System.

9.Cobben. The Medieval Universities. Р. 47, 38.

10. Cohen, March. Leadership and Ambiguity, P. 195.

11.Шаповалов В.Ф. Основы философии. От классики к современности.- Учеб. пособие для вузов.- М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000.- С. 572.

12.Лешкевич Т.Г. Философия науки. Учеб. Пособие. – М.: ИНФРА, 2014.- С. 73-76.

13. Основы современной философии. Учеб. для высш. учеб.завед.- СПб.: Лань, 1997. - С.

40- 46.

14.Нуржанов Б.Г. Определение, концептуализация и организация образовательных стратегий. Сборник «Философия образования и ее роль в формировании гуманитарного типа знания». Материалы к лекциям и практическим занятиям Летнего университета.- Алматы, 2002.- С. 14.

УДК145.23

ЗАСТЕНЧИВОСТЬ КАК СЛЕДСТВИЕ НАРУШЕНИЯ ОБЩЕНИЯ ДЕТЕЙ С ОКРУЖАЮЩИМИ

Баженова Э.Д.1, доктор PhD,

Жетысуский государственный университет им И. Жансугурова1, г. Талдыкорган E- mail:bazhenova@inbox.ru

В данной статье рассматривается проблема застенчивости, характерная для многих людей. Застенчивость представляет собой совокупность психоэмоциональных и вегетативных процессов, сопровождающихся угрызениями совести, чувством стыда, вины, тревоги и страха, которые связаны со стремлением личности скрыться от окружающих вследствие неразрешенной моральной дилеммы. Необходимо отметить, что застенчивые субъекты испытывают трудности не только в ситуациях неформального межличностного общения, как это подчеркивается в определении, а также и в формальных. Несмотря на то, что застенчивость связана с ситуациями общения и взаимодействия, некоторые люди испытывают ее даже находясь в одиночестве. Это происходит при воспоминании о прошлых неудачах и промахах или в преддверии будущих межличностных контактов. Кроме того, понятие нервно-психического напряжения уже подразумевает различные перечисленные в определении нарушения.

Ключевые слова: застенчивость, общение, гармония и дисгармония в общении, дети, эмпатия, детская застенчивость.

Бұл мақалада көптеген адамдарға тән ұялшақтық мәселесі қарастырылады.

Ұялшақтық шешілмеген моральдық дилемма байланысты басқаларға қашып жеке тұлғаның қалауы байланысты өкініш, ұялып, кінәсін, дабыл және қорқыныш сүйемелдеуімен эмоционалдық-психологиялық және вегетативтік процестердің жиынтығы болып табылады.

Ол анықтау, сондай-ақ ресми атап ретінде өзін-өзі саналы субъектілері ғана емес, бейресми қарым-қатынас, қиындықтарды бар екенін атап өткен жөн. Әйтпесе қарым-қатынас пен өзара әрекеттесу жағдайына байланысты болса да, кейбір адамдар оны жалғыз қалдырады.

кезде өткен авариялар мен қателіктердің жад, немесе болашақ тұлғааралық байланыстар қарсаңында орын алады. Сонымен қатар, нейропсихикалық стрестің тұжырымдамасы анықтамада санамаланған түрлі бұзылуларды білдіреді.

Кілт сөздер: ұялшақтық, қарым- қатынас, қарым- қатынас гармония және дисгармонии, балалар, эмпатия, балалардың ұялшақтығы.

This article deals with the problem of shyness, characteristic of many people. Shyness is a combination of psychoemotional and vegetative processes, accompanied by remorse, a sense of shame, guilt, anxiety and fear, which are associated with the desire of the person to hide from others because of an unresolved moral dilemma. It should be noted that shy subjects experience difficulties not only in situations of informal interpersonal communication, as emphasized in the definition, but also in formal ones. Despite the fact that shyness is associated with situations of communication and interaction, some people experience it even being alone. This happens when you remember about past failures and misses or on the threshold of future interpersonal contacts. In addition, the concept of neuropsychic stress already implies the various disorders listed in the definition.

Key words: shyness, communication, harmony and disharmony in communication, children, empathy, childish shyness.

Введение. Застенчивость – особенность, характерная для многих людей, как детей, так и взрослых, самая распространенная причина, осложняющая общение. Застенчивый – «shy»

(англ) – определяется в словаре Уэбстера как «неловкий в присутствии других людей». Словарь