• Ешқандай Нәтиже Табылған Жоқ

хабаршы - Библиотека аль-Фараби

N/A
N/A
Protected

Academic year: 2023

Share "хабаршы - Библиотека аль-Фараби"

Copied!
105
0
0

Толық мәтін

(1)

ISSN 2413-3558 eISSN 2521-6465

ӘЛ-ФАРАБИ атындағы ҚАЗАҚ ҰЛТТЫҚ УНИВЕРСИТЕТІ

ХАБАРШЫ

Дінтану сериясы

КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени АЛЬ-ФАРАБИ

ВЕСТНИК

Серия Религиоведение

AL-FARABI KAZAKH NATIONAL UNIVERSITY

EURASIAN JOURNAL

of Religious Studies

№4 (32)

Алматы

«Қазақ университеті»

2022

(2)

ХАБАРШЫ

ISSN 2413-3558 eISSN 2521-6465

ДІНТАНУ СЕРИЯСЫ №4 (32) желтоқсан

29.07.2015 ж. Қазақстан Республикасы Инвестициялар және даму министрлігі Байланыс, ақпараттандыру және ақпарат комитеті

Куәлік №15490-Ж

Журнал жылына 4 рет жарыққа шығады (наурыз, маусым, қыркүйек, желтоқсан)

Жоба менеджері Гульмира Шаккозова Телефон: +7 701 724 29 11

E-mail: Gulmira.Shakkozova@kaznu.kz Компьютерде беттеген

Ұлжан Молдашева

Баспа журналдың ішкі мазмұнына жауап бермейді РЕДАКЦИЯ АЛҚАСЫ:

Байтенова Н.Ж., филос.ғ.д., профессор – ғылыми редактор (Қазақстан)

Абжалов С.Ө., филос.ғ.к., қауымд.профессор – ғылыми редактордың орынбасары (Қазақстан) Мейрбаев Б.Б., филос.ғ.к., қауымдастырылған профессор (Қазақстан)

Құрманалиева А.Д., филос.ғ.д., профессор (Қазақстан)

Альджанова Н.Қ., PhD доктор, аға оқытушы (Қазақстан)

Сатершинов Б.М., филос.ғ.д., профессор (Қазақстан)

Затов Қ.А., филос.ғ.д., профессор (Қазақстан) Муминов Ә.Қ., т.ғ.д., профессор (Қазақстан)

Демеуова А.А., филос.ғ.д., профессор (Қазақстан)

Лусиан Турсеску, Конкордиа университетінің профессоры, PhD, дінтанушы (Канада) Луиза Райан, Шеффилд университетінің профессоры, дінтанушы (Ұлыбритания) Мухаметшин Р.М., саяс.ғ.д., профессор (Ресей)

Мухетдинов Д.В., саяс.ғ.к., теол..ғ.д., профессор (Ресей) Челеби И., Мармара университетінің профессоры, исламтанушы (Түркия)

Хизметли С., PhD, профессор (Қазақстан, Түркия) ТЕХНИКАЛЫҚ ХАТШЫ

Байжума С., магистр (Қазақстан) ЖАУАПТЫ ХАТШЫ

Борбасова Қ.М. (Қазақстан) Тел.: +7 701 168 0292

E-mail: bm.karlygash@gmail.com

ВЕСТНИК

ХАБАРШЫ Д І Н Т А Н У С Е Р И Я С Ы С Е Р И Я Р Е Л И Г И О В Е Д Е Н И Е

O F R E L I G I O U S S T U D I E S КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени АЛЬ-ФАРАБИAL-FARABI KAZAKH

NATIONAL UNIVERSITY ӘЛ-ФАРАБИ атындағы ҚАЗАҚ ҰЛТТЫҚ УНИВЕРСИТЕТІ

4(32) 2022

ISSN 2413-3558 • eISSN 2521-6465

EURASIAN JOURNAL

Дінтану сериясы журналында қоғам үшін өзекті діни мәселелерді арқау еткен зерттеулер жарияланады.

ИБ 14877

Пішімі 60х84 1/8. Көлемі 9 б.т.

Офсетті қағаз. Сандық басылыс. Тапсырыс №6. . Әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық университетінің

«Қазақ университеті» баспа үйі.

050040, Алматы қаласы, әл-Фараби даңғылы, 71.

«Қазақ университеті» баспа үйінің баспаханасында басылды.

© Әл-Фараби атындағы ҚазҰУ, 2022

(3)

ISSN 2413-3558 eISSN 2521-6465 Хабаршы. Дінтану сериясы. №4 (32) 2022 https://bulletin-religious.kaznu.kz

МРНТИ 21.31.41 https://doi.org/10.26577//EJRS.2022.v32.i4.r1

И.Э. Сулейменов , А.Р. Масалимова , А.С. Бакиров , Е.С. Витулёва*

Казахский национальный университет имени аль-Фараби, Казахстан, г. Алматы

*e-mail: Lizavita@list.ru

УЧЕНИЕ СУФИЕВ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НЕЙРОСЕТЕВОЙ ТЕОРИИ НООСФЕРЫ

В настоящее время вопрос об актуализации философско-религиоведческих доктрин для определения ценностно-смысловых координат социокультурного кода приобретает все боль- шее научное и общественное значение. В исторической ретроспективе учение суфиев имело огромное влияние и до сих пор имеет большое значение, поскольку оказало выраженное воз- действие на формирование культурных особенностей народов, населявших огромное географи- ческое пространство от Алтая до Крыма. В данной работе показано, что учение суфиев может быть интерпретировано с использованием современных достижений нейронауки. Авторы статьи обосновывают, что учение суфиев с точки зрения нейросетевой теории ноосферы представля- ет собой инструмент системно-направленного формирования социокультурного кода, в полной мере учитывающий специфику объекта приложения усилий. Методология данного подхода ос- новывается на нейросетевой теории ноосферы, позволяющей дать истолкование понятию «соци- окультурный код» с позиции как гуманитарных, так и естественных наук. На основе нарративных источников раскрывается мысль о том, что духовно-нравственная, мировоззренческая ценность учения суфиев сохраняется и в настоящее время. Особенность проводимого исследования (дан- ная статья выполняется в рамках проекта) заключается в возможности формирования аксиологи- ческой основы для мобилизации духовных детерминант прошлого, коллективных представлений народа. На новом витке исторического развития наиболее перспективным является гармоничное сочетание наследия наших предков с современными достижениями науки, технологий, цифро- вой цивилизации. Существенно, что представленные в работе аргументы являются верифициру- емыми, так как нейросетевая теория по сути представляет собой математическую модель, опе- рирующую исчисляемыми и измеряемыми данными. Практическое значение работы состоит в том, что учение суфиев с точки зрения нейросетевой архитектуры представляет собой элементы социально-культурного кода, которые могут быть использованы в системе духовно-нравствен- ных ценностей интеллектуального обновления нации.

Ключевые слова: учение суфиев, ноосфера, нейронная сеть, социокультурный код, ментали- тет, мистицизм, религиозное сознание.

I.E. Suleimenov, A.R. Massalimova, A.S. Bakirov, Ye.S. Vitulyova* Al-Farabi Kazakh National University, Kazakhstan, Almaty

*e-mail: Lizavita@list.ru

Sufi Teaching from the point of the Neural Network Theory view of the Noosphere At present, the issue of updating the philosophical and religious doctrines to determine the value- semantic coordinates of the socio-cultural code is gaining more and more scientific and social impor- tance. In historical retrospect, the teachings of the Sufis were and still are of great importance, since they had a pronounced impact on the formation of the cultural characteristics of the peoples who inhabited a vast geographical area from Altai to the Crimea. This paper shows that the teachings of the Sufis can be interpreted using modern achievements in neuroscience. The authors of the article substantiate that the teaching of the Sufis from the point of view of the neural network theory of the noosphere is a tool for the system-directed formation of a sociocultural code that fully takes into account the specifics of the object of application of efforts. The methodology of this approach is based on the neural network theory of the noosphere, which allows us to interpret the concept of "sociocultural code" from the standpoint of both the humanities and the natural sciences. On the basis of narrative sources, the idea is revealed that the spiritual, moral, ideological value of the Sufi teachings is preserved at the present time. The peculiarity of the ongoing research (this article is being carried out within the framework of the project) is the pos- sibility of forming an axiological basis for mobilizing the spiritual determinants of the past, the collective

(4)

4

Учение суфиев с точки зрения нейросетевой теории ноосферы

ideas of the people. On a new round of historical development, the most promising is the harmonious combination of the heritage of our ancestors with modern achievements in science, technology, and digital civilization. It is essential that the arguments presented in the paper are verifiable, since the neural network theory is essentially a mathematical model that operates on calculable and measurable data.

The practical significance of the work lies in the fact that the teachings of the Sufis from the point of view of the neural network architecture are elements of the socio-cultural code that can be used in the system of spiritual and moral values of the nation's intellectual renewal.

Key words: Sufi teachings, noosphere, neural network, sociocultural code, mentality, mysticism, religious consciousness.

И.Э. Сулейменов, А.Р. Масалимова, А.С. Бакиров, Е.С. Витулёва* Әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық университеті, Қазақстан, Алматы қ.

*e-mail: Lizavita@list.ru

Ноосфераның нейрондық желілік теориясы тұрғысындағы сопылардың ілімі Қазіргі уақытта әлеуметтік-мәдени кодтың құндылық-семантикалық координаттарын анықтау үшін философиялық-дінтану доктриналарын өзектендіру мәселесі ғылыми және қоғамдық маңызға ие болып келеді. Тарихи ретроспективада сопылардың ілімі үлкен маңызға ие болды және әлі де үлкен маңызға ие, өйткені ол Алтайдан Қырымға дейінгі үлкен географиялық кеңістікті мекендеген халықтардың мәдени ерекшеліктерінің қалыптасуына айқын әсер етті. Бұл жұмыста сопылардың ілімдерін нейроғылымның заманауи жетістіктерін қолдана отырып түсіндіруге бо- латыны көрсетілген. Мақала авторлары сопылардың ноосфераның нейрондық желілік теориясы тұрғысынан ілімі күш қолдану объектісінің ерекшелігін толық ескеретін әлеуметтік-мәдени кодты жүйелі түрде қалыптастыру құралы деп негіздейді. Бұл тәсілдің әдістемесі гуманитарлық және жаратылыстану ғылымдары тұрғысынан "әлеуметтік-мәдени код" ұғымын түсіндіруге мүмкіндік беретін ноосфераның нейрондық желілік теориясына негізделген. Баяндау дереккөздерінің негізінде қазіргі уақытта сопылар ілімінің рухани-адамгершілік, дүниетанымдық құндылығы сақталады деген ой айтылады. Жүргізілген зерттеудің ерекшелігі – (бұл мақала жоба аясында орындалады) өткеннің рухани детерминанттарын, халықтың ұжымдық өкілдіктерін жұмылдыру үшін аксиологиялық негіз қалыптастыру мүмкіндігі. Тарихи дамудың жаңа кезеңінде біздің ата-бабаларымыздың мұрасын ғылымның, технологияның, цифрлық өркениеттің заманауи жетістіктерімен үйлесімді үйлестіру ең перспективалы болып табылады. Жұмыста келтірілген дәлелдердің тексерілетіні маңызды, өйткені нейрондық желі теориясы негізінен есептелетін және өлшенетін мәліметтермен жұмыс істейтін математикалық модель болып табылады. Жұмыстың практикалық маңыздылығы нейрондық желілік архитектура тұрғысынан сопылар ілімі ұлттың интеллектуалды жаңаруының рухани-адамгершілік құндылықтар жүйесінде қолдануға болатын әлеуметтік-мәдени кодтың элементтері болып табылады.

Түйін сөздер: сопылардың ілімдері, ноосфера, нейрондық желі, әлеуметтік-мәдени код, менталитет, мистицизм, діни сана.

Введение

Суфийские братства оставили весьма замет- ный след в истории Казахстана, тюрки-кочевни- ки Великой степи приняли ислам во многом бла- годаря проповедям дервишей-суфиев (Абашин, 2001: 117-141; Абирова, 2012: 11-15).

Суфийские шейхи нередко становились объ- ектами личного почитания, в которых видели чудотворцев и заступников, что повлияло на характер религиозного сознания и культовую практику тюрков средневековой Центральной Азии. К примеру, традиция «зиарата» – палом- ничества к могилам святых, который не воспре- щался либеральным толком ислама (ханафизм), распространившегося в Центральной Азии, и

который был достаточно терпим к народным обычаям, в том числе к суфизму (Абашин, 2001:

117-141; Абирова, 2012: 11-15).

Есть все основания полагать (подробнее этот вопрос рассматривается ниже), что идеи суфиев оказали заметное влияние на формирование социо- культурного кода народов Центральной Азии. Как известно, в современных условиях интерес к на- следию Золотого века ислама в Центральной Азии возрастает по целому ряду объективных причин (Звягельская, 2012: 27-31). Одной из них является актуализация и детерминация глубинных пластов социокультурного кода, которые сформировались именно в тот исторический период, когда ислам еще только становился доминирующей религией в рассматриваемом регионе.

(5)

И.Э. Сулейменов и др.

Одной этой причины достаточно для того, чтобы попытаться проанализировать сущность идей суфизма с точки зрения нейросетевой тео- рии ноосферы. Но исходя из основной цели дан- ной работы, в рамках статьи акцент поставлен на проблематику формирования социокультурного кода тюркоязычных народов, населявших терри- торию Центральной Азии и Казахстана.

Подчеркнем, что достижение поставленной цели представляет интерес не только с точки зрения центрально-азиатского культурного аре- ала. Сходные процессы наблюдаются во многих других регионах мира. Трансформация миропо- рядка идет все более стремительными темпами, что не может не вызвать активизацию процессов обращения к архаичным глубинным духовно- нравственным, религиозным пластам и традици- ям различных народов.

Следовательно, изучение механизмов фор- мирования социокультурного кода, равно как и механизмов его функционирования особенно в переходные исторические периоды, представля- ет научно-исследовательский интерес как теоре- тически, так и практически.

Отметим также, что рассматриваемая про- блема имеет непосредственное отношение так- же и к вопросу о рациональности в аспекте ее восприятия массовым сознанием и использо- вания в повседневной практике. Мы не можем исключать фактор того, что реакция социума на те или иные внешние вызовы часто является иррациональной, что неоднократно показывает история. В этом аспекте пример учения суфиев, которое характеризуется как «рациональность иррационального», также представляет инте- рес. В статье представляется объяснение этому феномену с применением естественнонаучного подхода в частности, нейросетевой теории ноос- феры для обоснования теории социокультурных кодов (Bakirov, 2021: 83-90; Сулейменов, 2022:

141-151).

В частности, подтверждается идея о том, что примитивно, узко понимаемая рациональность часто является тормозом даже на пути «рафи- нированного» научного познания, вынуждая ис- ключать из рассмотрения, нацеленного на прак- тическое использование, многие нетривиальные явления, протекающие в обществе.

Обоснование выбора темы, цели и задачи Тема статьи обусловлена востребованнос- тью поиска в общественных, гуманитарных

науках новых нетрадиционных подходов в объяс нении социальных, духовных, нравс твен- ных коллизий, наблюдаемых в современ ном об ществе. Малоподдающиеся объяс нени ям про- ти воречащие процессы, такие как стре ми тель но распространяющееся бескуль турье, зыб кость нравственных и моральных устоев и од но вре- мен ный мощный всплекс религиозности лю- дей. Массовое обращение к метафизическим прак тикам, иррационализму, мистицизму без долж ного понмания и осознания сущности ве- щей не может не вызывать опасений в условиях гео политических потрясений. Устойчивое раз- витие общества возможно обеспечить не толь- ко государственными механизмами, но и науч- но-методологическим разъяснением процес сов, имеющих свою закономерность и последо ва- тель ность. В этом контексте важно опираться на мультифакторность, междисциплинарные связи, современные достижения науки.

В статье предложена интерпретация учения суфиев с точки зрения общей теории социокуль- турных кодов. В свою очередь, согласно пози- ции авторов, упомянутая теория формулируется на теории ноосферы и нейросетевых связей.

Задача критической рефлексии примитивно понимаемой рациональности и заведомо сло- жившихся псевдонаучных стереотипов решает- ся с учетом достигнутого уровня развития науки в рамках ноосферно-антропологического дис- курса.

Корреляция религиозного опыта суфизма с поэтическими произведениями позволяет пер- спективно более глубоко и всесторонне изучить грани суфийской мудрости, обозначить ее прак- тическую применимость в повседневной прак- тике.

Научная методология исследований В настоящей работе понятие «социокуль- турный код» трактуется на основе нейросетевой теории ноосферы (Bakirov, 2021: 83-90; Сулей- менов, 2022: 141-151).

Основная идея данной теории заключается в следующем. Антропологическая трактовка в рамках теории ноосферы представляет челове- ка как единую целостность в социально-при- родной-космической целостности (Пантелеева, 2011: 66-75). В работе «Феномен человека» Пьер Тейяр де Шарден писал, что человек влияет на формирование биосферы и на более высокой ступени создает ноосферу – «новый мыслящий

(6)

6

Учение суфиев с точки зрения нейросетевой теории ноосферы

пласт» (Шарден, 2004: 240). Согласно концеп- ции В.И. Вернадского, развитие науки, научной мысли человека обусловливает новый виток раз- вития биосферы человечества на уровне ноосфе- ры (Вернадский, 2004: 242-469).

Рассмотрим такой пример: два человека вступают в диалог. Мы можем говорить, что в процессе их коммуникации осуществляется об- мен информацией между двумя индивидами. Но это является приближением, причем достаточно грубым. В действительности идет обмен сигна- лами между двумя относительно самостоятель- ными нейронными сетями, локализованными в пределах головного мозга собеседников. Точнее, именно в этом случае происходит установление общей нейронной сети.

Примем во внимание, что «мощность» ней- ронной сети нелинейно зависит от числа, вхо- дящих в нее нейронов. Это означает, что «мощ- ность» общей нейронной сети, возникающей при межличностном контакте, заведомо больше, чем суммарная мощность двух «личных» нейрон- ных сетей, взятых по отдельности. Корректная математическая модель, доказывающая данное утверждение, представлена в статьях И.Э. Су- лейменова (Suleimenov, 2022: 510-520).

Обмен информацией, протекающий в любом обществе, приводит к формированию общей нейронной сети, комплементарной этому со- циуму. Тот факт, что межличностные контакты являются спорадическими, никак не меняет сде- ланного вывода. Чтобы нейронная сеть функци- онировала как системная целостность, вовсе не обязательно, чтобы по каждому из каналов пере- дачи данных информация передавалась непре- рывно.

Нейронная сеть, сформированная отдель- ным социумом/этносом, также является только относительно независимой. Она является струк- турным элементов глобальной нейронной сети, которую можно отождествить с ноосферой, трактуемой в соответствии с идеями В.И. Вер- надского (Шепелёв, 2013: 3-7).

Далее, такие сущности как интеллект, раз- ум и сознание человека возникают в результате обмена сигналами, локализованными в пределах его головного мозга. Соответственно, все эти сущности имеют сугубо информационную при- роду (Vitulyova 2020: 012004; Suleimenov, 2020:

22-25), их нельзя считать присущими отдельным нейронам или их совокупности. Это – типичное системное свойство, которое присуще только системе в целом.

Обмен сигналами на следующем структур- ном уровне организации ноосферы (этническом) также приводит к формированию информаци- онных сущностей, природа которых аналогична природе сознания индивида – они также порож- даются обменом сигналами между нейронами, но только локализованными в пределах этниче- ской группы.

Именно такая системность позволяет ут- верждать, что образуемые на уровне больших групп информационные сущности, порождают то, что мы называем менталитетом, обществен- ным сознанием и т.д. Это – коллективные, си- стемные свойства.

Отметим, однако, что, по нашему убеж- дению, термин «менталитет» представляется недостаточно конкретным. Он, по существу, представляет собой понятие, отражающее пре- имущественно эмпирические наблюдения. Бо- лее корректно использовать термин «социокуль- турный код», так как речь действительно идет о вполне конкретных информационных объектах.

Код, как правило, в перспективе может быть за- шифрован -дешифрован.

Следовательно, мы предполагаем, что социо- культурный код можно рассматривать как некий аналог сознания (возможно, достаточно отда- ленный), присущий не отдельному человеку, но этносу как системной целостности. Выражаясь метафорически, нейросетевая теория ноосферы позволяет утверждать, что душа любого народа действительно существует как объективная ин- формационная реальность. Более того, она мо- жет быть весьма деятельной, что мы попытаемся продемонстрировать на анализе учения суфиев и их роли для Центральной Азии.

Основная часть

Суфизм и сущность метафоры: нейросете- вой аспект проблемы

Суфии в мусульманской традиции относи- лись к улемам. Так называли представителей учёного сословия, их также было принято назы- вать «обладателями меча и пера» – «сахиб-уль- сейф ве-ль-калем» (Рахимджанова, 2018: 87-94).

Многочисленные исследования подтвержда- ют тот факт, что суфийский шейх Кожа (Ходжи) Ахмет Яссауи (Ходжи Ахмед бин Ибрагим Му- хаммед бин Ифтихар Ахмет Яссауи), живший в XII в. в Южном Казахстане в эпоху Караханид- ского государства (город Яссы, современный г.

Туркестан) по сей день почитается как духовный

(7)

И.Э. Сулейменов и др.

лидер всех тюркских народов (Алсабеков, 2013:

72-80). Его культ сформировался в масштабе всей Центральной Азии еще в эпоху Средневе- ковья. Идеи суфизма проповедуют возможность заступничества святых (живых и мертвых), по- лучения от них благодати («барака»). Духовное влияние этого поэта-суфия отчетливо прослежи- вается и до настоящего времени в казахской тра- диции (Жаксылыков, 2008: 250).

Для народной традиции было немаловажно и то, что Яссауи был выходцем из сословия ходжей (кожа), ведущих происхождение от арабов-мис- сионеров, а родословная этой группы непосред- ственно восходит к потомкам пророка Мухам- меда – его дочери Фатимы и зятя (и будущего халифа) Али. Паломничество в Туркестан и мо- ральный авторитет кожа до сих пор сохраняется в казахской традиции, отмечают практически все ученые (Бородовская, 2016: 103-109). Широ- ко известно, что Кожа Ахмет Яссауи являлся ос- новоположником мусульманского мистицизма у тюркских народов, а также зачинателем особого жанра тюркской религиозной поэзии, широко распространившегося в Средней Азии в XV–

XIX веков – «хикмета» (Шихаб, 2018: 100-106).

Книга Кожа Ахмета Яссауи «Диван – и Хикмет»

(«Сборник изречений» или «Книга мудрости») считается общим наследием тюркоязычных на- родов, и до сих пор все тюрки могут читать текст

«Хикметов» без перевода в оригинале.

Кожа Ахмет Яссауи говорил: «Если не по- знать семидесяти наук и не пройти семидесяти стоянок, то ты будешь стоить не больше идо- ла» – это наставление адресовалось суфийским шейхам, стоявшим во главе каждого суфийского ордена. Среди тюркоязычных народов «Диван-и хикмет» называли «Корани тюрки», так как именно они восприняли Коран через «Хикметы»

Яссауи. Закономерно, что тюрки стали называть его «Хазрет Султан» – «Святой Султан», а Турке- стан второй Меккой (Куртумеров, 2014: 384-388).

Базовые суфийские воззрения, глубоко инте- грированные в мусульманскую культуру всего мира, сохранились на протяжении столетий.

Яссауи считается основателем «тюркского»

пути (тарикат) мистического познания Аллаха в исламе. Через систему суфийского образования, также созданную им, эти воззрения распростра- нились по огромной территории – от бассейна Сырдарьи и Волги до Восточного Туркестана (Кангиева, 2019: 84-93).

Необходимо отметить, влияние суфиев на мир ислама было огромным. В XIII веке сло-

жилась весьма разветвлённая организационная структура суфизма. В частности, тогда образо- вались многочисленные суфийские братства – тарикаты, в том числе, наиболее известные и влиятельные из них – двенадцать, известные как «материнские братства» (Мусайханов, 2011:

257-263).

В рамках данной статьи важно упомянуть имя Хазрат Инайят Хана (Хазрат 1914) – ин- дийского суфия, философа и музыканта (5 июля 1882 - 5 февраля 1927), распространившего идеи суфизма в светское общество Петербурга в нача- ле ХХ века. О нем более детально остановимся в следующем подразделе.

Для раскрытия темы настоящей работы от- метим, что мировоззренческие постулаты, идеи, размышления суфиев де-факто в большей степе- ни сформулированы в поэтической, метафори- ческой форме. Поэзия суфиев была теснейшим образом связана с их мистическим учением, и именно поэтому она пронизана весьма сложной символикой. В суфизме в единое целое сплета- ются онтологические, этические и художествен- но-эстетические принципы. Отсюда поэтизация онтологии, предельная метафоричность фило- софских образов часто весьма сложных для по- нимания.

Сложный язык иносказаний, используемый суфиями, теснейшим образом перекликается с художественными приемами, используемыми представителями более ранних, в том числе и античных мистических учений. Параллели мож- но провести и между мистериями античности и духовными практиками суфиев, которые часто представляли собой сложное религиозное сим- волико-эстетическое действо с мистической ме- тафоричностью, в котором далеко не последнюю роль играли напевная декламация стихов, музы- ка и танец, нацеленные на эстетическое и экста- тическое взаимодействие человека с миром.

Отталкиваясь от таких особенностей учения суфиев, можно перейти к его интерпретации с точки зрения теории социокультурного кода.

Уместно подчеркнуть, что метафоры уже весьма продолжительное время являются пред- метом пристального внимания исследователей, причем не только в лингвистическом, но и в логико-философском аспекте (Davidson, 1978:

31-47; Reimer, 2004: 317-334). Более того, совре- менная теория метафоры, тесно примыкающая к теории параполных и паранепротиворечивых логик (Лурье, 2020: 71-111), отчетливо демон- стрирует следующую тенденцию, во многом

(8)

8

Учение суфиев с точки зрения нейросетевой теории ноосферы

перекликающуюся с идеями древневосточной философии.

Возможности классической (двоичной) ло- гики заведомо ограничены. Мышление челове- ка отнюдь не ограничивается рассуждениями, которые могут быть формализованы средствами классической логики (Gabrielyan, 2022: 170-181), человек способен мыслить противоречиями, что и отражено положениями классической диалек- тики. В терминах древневосточной философии –

«Истина лежит вне «Да» или «Нет»».

Нельзя, однако, не признать, что диалектиче- ская логика с большим трудом поддается преоб- разованию в операциональную форму (упрощен- но говоря, в форму, допускающую написание технического задания для программиста). В этой связи изучение метафор как реального средства использования противоречий представляет, в том числе, и прикладной интерес. Формализация метафорического языка вполне способна стать одним из инструментов создания искусственно- го интеллекта, приближающегося к биологиче- скому прототипу. Эти вопросы весьма интерес- ны, но их подробное рассмотрение не входит в рамки настоящей работы.

Из обширной литературы по теории метафо- ры для преследуемых целей достаточно выде- лить те, в которых использовалось понятие ин- сайта, рассматриваемое, в частности, в работах Лурье (Лурье, 2020: 71-111). Истолкование ин- сайта в данной работе отталкивается от мнения Дональда Дэвидсона, который утверждал, что метафора работает только в тех случаях, когда возникает инсайт, некая «озаряющая вспышка».

Авторы (Лурье, 2020: 71-111) делают следую- щий шаг, рассматривая инсайт как переживание противоречия. Для наглядности они цитируют американского математика Джеймса Силь- вестра (Sylvester, 1875: 196-197): «As lightning clears the air of unpalatable noxious vapors, so an incisive paradox frees the human intelligence from the lethargic influence of latent and unsuspected as- sumptions. Paradox is the slayer of Prejudice». В этом смысле мнение авторов (Лурье, 2020: 71- 111), скорее всего может подтвердить любой уче- ный, сделавший то или иное открытие: противо- речие действительно переживается как инсайт.

Однако, остается открытым вопрос о при- роде инсайта. В этом смысле интересно одно из примечаний к тексту цитированной выше рабо- ты (Лурье, 2020: 71-111):

«Причина особой значимости инсайта, о ко- тором говорит Дэвидсон, нуждается в особых

исследованиях, но можно сказать с уверенно- стью, что она связана с какими-то основами по- нимания людьми друг друга и ролью в этом есте- ственного языка. Вероятно, это почувствовал Витгенштейн, когда говорил о грамматически правильных, но «бессмысленных» предложени- ях, что они ни о чем не говорят, но «показыва- ют» то, о чем невозможно сказать».

С точки зрения нейросетевой теории ноосфе- ры, затруднения такого рода снимаются автома- тически, если принять, что слова естественного языка являются средством формирования не- ких «образов», которыми реально и оперирует человеческое мышление. Эти образы – то, что стоит «за словами». Подобно тому как портрет одного и то же человека может быть нарисо- ван по-разному (в том числе, и с использовани- ем различных художественных средств), но он остается узнаваемым, так и «образ» может быть

«синтезирован» из различных слов. В этой связи также имеет смысл подчеркнуть, что современ- ная филология значительное внимание уделяет проблематике метатекста (Радионова, 2012: 141- 148; Соломоновская, 2022: 126-139).

Самое существенное, что в этом «синтезе»

обращение идет к различным «слоям» сознания.

Люди узнают «образы», сотканные из различ- ных слов, в частности, потому, что они зафикси- рованы и коллективным сознанием тоже, то есть взаимодействие идет, в том числе, и с участием надличностных информационных структур.

Более подробно эти тезисы раскрываются в следующем разделе. Пока что сформулируем промежуточный вывод.

Суфийская поэзия с точки зрения нейросете- вой теории ноосферы – это средство прямого об- ращения к коллективной составляющей созна- ния человека, тесно связанной с надличностным уровнем переработки информации.

В известной мере, это характерно для любой поэзии, ассимилируемой массовым сознанием.

Отличие суфизма от, например, западноевро- пейских поэтических течений состоит в том, что в нем данный подход де-факто был реализован на операциональном уровне. Поэтические сред- ства использовались, в том числе, для продвиже- ния вполне определенных доктрин политическо- го уровня.

По нашему мнению, основанному на нейро- сетевой теории ноосферы, суфии на практике осуществили комплекс мероприятий по коррек- ции социокультурного кода народов Централь- ной Азии. Для обоснования данного утверж-

(9)

И.Э. Сулейменов и др.

дения целесообразно воспользоваться методом сравнения. В качестве объектов компаративист- ского анализа мы выбрали поэзию Серебряного века. Обоснование такого выбора представлено в следующем разделе.

Суфизм и поэзия российского Серебряного века: корреляции социокультурных кодов

Сохранились свидетельства (Овчинников, 2019: 109-116) тесного знакомства последовате- ля суфизма, о котором мы уже выше упоминали, Хазрат Инайят Хана с выдающимся теоретиком русского символизма В.И. Ивановым. В его по- этическом салоне Инайят Хан знакомится с композитором А.Н. Скрябиным, находившемся в зените музыкальной славы. В исследователь- ской литературе не исключается, что именно под влиянием суфийского мистицизма в Пе- тербурге начала ХХ века возникла идея синте- за искусств, характерная для русского авангар- да, вылившаяся, в частности, в эксперименты с цветом и звуком А.Н. Скрябина, художника В.В. Кандинского.

По Кандинскому, за цветом, который вос- принимает глаз, кроется духовная сущность, внутренний звук (Сабанеев, 2000: 400). Цвет для художника имел множество смыслов, даже зву- ковую окраску. Художник постепенно уходит от воспроизведения реальности в цвете, от памяти зрения, ориентируясь на новую способность – проникновение во внутреннюю жизнь искусства и познание собственной души. Это устремление художник пытался отразить в абстрактных по- лотнах. Реальная форма теоретиками абстрак- ционизма была объявлена излишней, которые утверждали, что произведение существует аб- страктно еще до своего воплощения (Сабанеев, 2000: 400).

Содержание искусства, по Кандинскому, – это духовность, которая требует поиска новых средств. Каждый вид искусства имеет свои вы- разительные средства – слово, звук, объем.

Подчеркнем, что символисты Серебряного века де-факто ставили перед собой именно ци- вилизационные сверхзадачи (насколько адек- ватен был используемый ими инструментарий – отдельный вопрос). Так, А.Н. Скрябин рас- сматривал собственное творчество не как цель и результат, а как средство достижения некой высшей цели, соединения Мирового Духа с кос- ной Материей в некоем космическом акте. Вер- шиной его творчества, по замыслу композитора, должна была стать Мистерия.

В подобных воззрениях трудно не усмо- треть параллели с идеями суфизма (равно как и с идеями многих других философских школ Востока), которые ставили личное переживание выше рационального (точнее, аналитического) постижения Сущего. Подчеркнем, что мистико- медитативное понимание Единого и сущности мирового единства пронизывает все творчество суфиев, что отчетливо демонстрирует поэзия Низами и Навои, Руми и Фирдоуси.

Наиболее сильно влияние суфизма просле- живается, однако, именно в поэзии Серебряного века, конкретно в русском символизме. Для дея- телей Серебряного века был характерен интерес к Востоку в целом, причем влияние идей суфиз- ма (пусть и существенно трансформировавших- ся) здесь все же стоит на одном из первых мест.

Этими идеями пронизана пьеса Н.С. Гумилева

«Дитя Аллаха», где главным персонажем явля- ется персидский поэт Хафиз.

Параллели между XIII веком – периодом бурного расцвета суфийского учения и Серебря- ным веком становятся еще более наглядными, если рассматривать социально-политический контекст.

Расцвет суфийского учения происходил на фоне событий, ставших потрясением для боль- шей части огромного евразийского континен- та, – монгольском завоевании, опустошившим большую часть Азии, которое сопровождалось деструкцией культур на обширнейших терри- ториях. Сопутствующие политические переме- ны вызвали волну мистических умонастроений, причем не только в исламском мире, но и повсю- ду в Европе и Азии. На фоне разрушительных тенденций создавалась мистическая поэзия, воз- никали мистические чувства и идеи, распростра- нялась мистическая практика.

Поэзия (и все искусство) Серебряного века также пронизано предчувствием надвигающей- ся катастрофы, предчувствием того, что чело- вечество стоит на переходном, даже роковом рубеже. Такого рода предчувствия были далеко не безосновательными. Мировая война разру- шила многие жизненные форматы, причем это касается не только тех стран, где произошли революции. Так, после Первой Мировой войны

«мир ощетинился границами»; в прошлое ушли времена, когда можно было совершить кругос- ветное путешествие, имея в качестве единствен- ного документа визитную карточку – таких «ме- лочей», из которых складывается человеческая жизнь, можно перечислить очень много.

(10)

10

Учение суфиев с точки зрения нейросетевой теории ноосферы

Впрочем, нельзя не подчеркнуть, что предо- щущение масштабных потрясений, возникшее в предгрозовой атмосфере начала ХХ века, в из- вестном смысле, носило конструктивный харак- тер.

В рассматриваемый исторический период умами деятелей искусства владела идея расши- рения его границ, а в философии младосимволи- стов она приобрела основополагающий смысл.

Эта идея вылилась в мечту о синтетическом, со- борном, теургическом действии, воплощенном в символическом театре Мистерий (напомним, что именно к этому стремился, в частности, А.Н.

Скрябин). Отсюда и необычайно высокие требо- вания, которые деятели искусства предъявляли к себе сами; по З. Гиппиус это – почти религи- озное служение красоте и истине («стихи - это молитвы») (Гиппиус, 2007).

Символисты понимали творчество очень близко к тому, как это делали (и делают) суфии;

с их точки зрения это – некое глубоко личное, интуитивное созерцание тайных смыслов, ре- зультат постижения которых, невозможно пере- дать рационально. Отсюда – столь ценимое сим- волистами искусство намека, недосказанности,

«утаенности смысла», когда символ становится едва ли не единственным средством передать тайные смыслы, которые поэт или иной творец видит внутренним зрением. Поэзия есть «тайно- пись неизреченного», как обозначил ее видный теоретик символизма В.И. Иванов (параллели с учением и поэзией суфиев очевидны).

Теоретики символизма – подчеркнем это еще раз – остро почувствовали не только ограничен- ность возможностей обыденного языка и обы- денного понимания текстов, но и поняли, что за поэтическим текстом стоит нечто иное, что они – за неимением возможности выразить свое по- нимание иначе – трактовали как символ (в этом, подчеркиваем еще раз они были очень близки к суфиям).

Примером в данном отношении является вы- сказывание известного суфийского шейха Абул Хасана Харакани: «Дервиш тот, у кого нет по- мысла в сердце. Он говорит и слышит, и слуха у него нет; он видит, и зрения у него нет; он ест, и вкуса у него нет; у него нет ни движений, ни покоя, ни печали, ни радости» (Лавский, 1997:

310).

Подчеркнем, что русский символизм отнюдь не сводится к определенному течению в поэзии, выработавшему собственные эстетические пред- ставления. Это – уникальный феномен культуры

в целом, оказавший существенное (пусть и кос- венное) воздействие, в том числе, на развитие философии.

Более того, с точки зрения нейросетевой тео- рии ноосферы идеи символистов допустимо рас- сматривать как некую попытку конвертировать искусство в инструмент переустройства обще- ства. Покажем, что эта концепция может быть истолкована с рациональных позиций (что воз- вращает нас к тезису о «рациональности ирраци- онального»).

Как отмечалось выше, одним из базовых положений нейросетевой теории ноосферы яв- ляется тезис о дуальном характере сознания, интеллекта и разума человека. Эти сущности одновременно обладают и индивидуальной, и коллективной составляющей. В частности, та- кой подход позволяет раскрыть сущность кол- лективного бессознательного, понимаемого по Юнгу. С точки зрения нейросетевой теории но- осферы это – не более чем одна из форм взаи- модействия личности с теми информационными сущностями, которые развиваются на надлич- ностном уровне переработки информации.

Подчёркиваем еще раз, что в такого рода рассуждениях нет ничего мистического. Созна- ние формируется обменом сигналами между нейронами коры головного мозга. Аналогичным образом, такой же обмен, но только при рассмо- трении социума в целом, порождает и надлич- ностные информационные объекты.

Характер взаимодействия таких объектов с индивидом может быть самым различным. Есть все основания полагать, что именно этот фактор отвечает за интуицию, творческие озарения и то, что именуется гениальностью. Конкретные ме- ханизмы такого взаимодействия пока остаются неизвестными, но не вызывает сомнений, что личные качества людей характеризуются очень большим разбросом. Следовательно, допустимо предполагать, что существуют индивиды, спо- собные взаимодействовать с надличностными информационными структурами намного более эффективно, чем другие. Тот же вывод относит- ся и к социальным группам, а точнее сообще- ствам людей, объединенных общими устремле- ниями и интересами.

Результаты и обсуждение

Таким образом, можем говорить о том, что суфийские ордена и кружки символистов обла- дают вполне определенной общей чертой – по-

Ақпарат көздері

СӘЙКЕС КЕЛЕТІН ҚҰЖАТТАР

Baitursynov, Kazakhstan, Almaty 2Akdeniz University, Turkey, Antalya *e-mail: marghan01@mail.ru LEXICO-SEMANTIC COMPATIBILITY OF WORDS IN KAZAKH The article examines the

Әуезов атындағы Әдебиет және өнер институтының жетекші ғылыми қызметкері Алматы, Қазақстан Профиль сілтемесі: https://www.scopus.com/results/